deni_didro (deni_didro) wrote,
deni_didro
deni_didro

  • Mood:
  • Music:

Как царские офицеры воевали за "красных" и мифы об этом.

Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу.

У истории короткая память,
но длинные руки.
Те, кто делают историю, не задумываются,
что её ещё предстоит написать.
(Т. Абдрахманов.)


Предисловие от Дени Дидро.
Как я писал ранее неоднократно, красные победили, потому что их поддерживало большинство социальных классов существовавших на то время в бывшей РИ. Включая бывших царских офицеров. Которые в большинстве своём и вопреки мифологии в большинстве своём поддержали именно красных. Достаточно сказать, что из 8060 офицеров, имевшихся по штату в императорском флоте, 6559 поступили на службу в Красный флот. А ведь там в основном был цвет аристократии и война их не выбила, в отличии от сухопутных войск.

Или вот вам ещё один пример, в первом "ледовом походе" Корнилова из офицеров и матросов флота участвовало всего: 12 офицеров, 2 гардемарина и 2 матроса. Как эти цифры ничтожно малы по сравнению с количеством участвовавших моряков на стороне красных.
Также, вспоминается мне, как однажды один беломуделец, писал мне, что из тех офицеров, которые ушли из белых и перешли на службу к красным к началу 30- х годов никого уже на свободе и в живых не оставалось ,а уж тем более на службе у красных. Так вот вам ещё один фактик, знакомьтесь - капитан 2-го ранга Н.Н. Зубов командовал батальоном у Колчака, попал в плен к красным и продолжил службу в советском флоте, став контр-адмиралом, а позже директором Океанографического института. Его именем названы залив в Антарктиде и 2 научно-исследовательских судна. Ну и каково, из колчаковских войск, стать контр-адмиралом у красных, а потом академиком на гражданке, где он бы ещё, в какой стране сделал бы себе такую карьеру?!

Понимаю, что такие факты и цифры вызовут определённый разрыв шаблона и мозга у нашей определённой публики, тоскующей по "России, которой никогда не было и не могло бы быть". Но тем не менее, в целях ликбеза и ознакомления думающей части сообщества я и публикую данный очерк.
Из книги Игоря Хмельнова, Эдуарда Чухраева "Бунтующий флот России. От Екатерины II до Брежнева".
Речь идет о том, что действительно большое участие в создании Рабоче-крестьянского Красного флота принимали бывшие офицеры императорского флота России. Вспомним, как это было. Получается так: матросы помогли большевикам взять власть в октябре 1917 года, а офицеры помогли удержаться им у власти в 1917—1919 годах.
Кто помог большевикам удержаться у власти в 1917—1919 годах?
Да, помогли бывшие царские офицеры, десятки тысяч которых работали в Красной армии и Красном флоте. Причем в большинстве работали усердно и добросовестно, и без их работы Красная армия не была бы создана. А значит, революция была бы не защищена. Красную армию построили и ее военные победы во многом обеспечили именно царские офицеры. Это правда. Но не будем забывать, что часть офицеров добровольно пошла на службу советской власти, а другая сделала это по принуждению и работала под бдительным надзором политкомиссаров. Но и те и другие исполнили свою важную миссию: они действительно помогли удержаться большевикам у власти. И без них не было бы ни Красной армии, ни ее первых побед.
Ни офицеры, ни унтер-офицеры, ни солдаты старой армии не устремлялись под знамена Красной армии. И уже в апреле 1918 года ленинское правительство было вынуждено отказаться и от принципа добровольности военной службы и от принципа выборности командного состава. Теперь под знамена Красной армии была принудительно собрана миллионная масса новобранцев, но для их обучения и для командования войсковыми частями нужны были, конечно, специалисты военного дела («военспецы»), и ленинское правительство очень скоро прибегло к мобилизации бывших офицеров и унтер-офицеров для службы в Красной армии. Поэтому с 1918 года бывшие царские офицеры командуют красными полками, работают в штабах, преподают военные науки в Академии Генерального штаба и в иных военных школах, подготавливая «краскомов».
Обратим внимание читателей еще вот на какую особенность. С некоторых пор у нас стало модным сочувствовать «белым». Они-де дворяне, люди чести и долга, «интеллектуальная элита нации». Едва ли не половина нашей страны в популярных ныне в стране исторических и идеологических дискуссиях вдруг «вспоминает» о своих благородных корнях. И, как водится, во всех бедах нынешнего времени винят «красных» – «коварных» большевиков, которые так нехорошо обошлись с «элитой русского общества». За этими разговорами становится незаметным самое главное – победили в той борьбе все же «красные», а ведь с ними воевала «элита» не только России, но и сильнейших мировых держав того времени. Да и с чего взяли нынешние новоявленные «благородные господа», что дворяне в той великой русской смуте были только на стороне «белых»? Почему-то ими совсем упускается из виду тот факт, что дворяне тоже были разными. Иные дворяне для Великой революции в России сделали не меньше, нежели Карл Маркс и Фридрих Энгельс, особенно в практическом отношении. И офицеры по своей социальной принадлежности тоже были разными. Поэтому кто-то добровольно служил в Красной армии, кто-то даже вступил в партию большевиков. Кому-то это пришлось сделать в силу обстоятельств или даже насильно. Другим выпала доля служить в силах Белого движения. Мы исходим из того, что в любом случае все офицеры того времени служили интересам России. Только, к сожалению, они по-разному понимали эти интересы. И реальная жизнь развела их по разным сторонам. Они вынуждены были с оружием в руках сражаться друг против друга. Обратимся к фактам, главный из которых таков: в Красной армии служило 75 тыс. бывших офицеров, в то время как в Белой – около 35 тыс. из 150-тысячного корпуса офицеров Российской империи. Одно только это уже в корне опровергает все утверждения ненавистников советской власти о «кровавых» большевиках, уничтоживших якобы весь «цвет русской нации».
Уже 19 ноября 1917 года большевики назначили начальником штаба Верховного главнокомандующего генерал-лейтенанта императорской армии Михаила Дмитриевича Бонч-Бруевича. Именно он возглавил вооруженные силы Республики в самый тяжелый для страны период, с ноября 1917 года по август 1918 года и из разрозненных частей бывшей армии и отрядов Красной гвардии к февралю 1918 года сформировал Рабоче-крестьянскую Красную армию. С марта по август М.Д. Бонч-Бруевич занимал пост военного руководителя Высшего Военного Совета Республики, а в 1919 году – начальника Полевого штаба Рев. Воен. Совета Республики.
В конце 1918 года была учреждена должность главнокомандующего всеми Вооруженными силами Советской Республики. Первым на эту должность был назначен Сергей Сергеевич Каменев (не путать с Каменевым Л.Б., которого затем вместе с Зиновьевым Г.Е. расстреляли). Кадровый офицер, он закончил академию Генштаба в 1907 году, был полковником императорской армии. С июля 1919 года ни одна операция сухопутных и морских сил Советской Республики не обходилась без его непосредственного участия.
Большую помощь Сергею Сергеевичу оказывал его непосредственный подчиненный – начальник Полевого штаба Красной армии Павел Павлович Лебедев, потомственный дворянин, генерал-майор императорской армии. На посту начальника Полевого штаба он сменил Бонч-Бруевича и с 1919 год по 1921 год (практически всю Гражданскую войну) его возглавлял, а с 1921 года был назначен начальником Штаба РККА. Павел Павлович участвовал в разработке и проведении важнейших операций Красной армии по разгрому войск Колчака, Деникина, Юденича, Врангеля, награжден орденами Красного Знамени и Трудового Красного Знамени (в то время высшие награды Республики).
Рабоче-Крестьянский Красный флот – это было вообще аристократическое заведение. Вот перечень его командующих в годы Гражданской войны: Василий Михайлович Альтфатер (потомственный дворянин, контр-адмирал Императорского флота), Евгений Андреевич Беренс (потомственный дворянин, контр-адмирал Императорского флота), Александр Васильевич Немитц (анкетные данные точно такие же). Да что там командующие, Морской Генеральный штаб Русского ВМФ практически в полном составе перешел на сторону советской власти, да так и остался руководить флотом всю Гражданскую войну. Видимо, русские офицеры после Цусимы идею монархии воспринимали, как сейчас говорят, неоднозначно.
К сожалению, у пропаганды свои законы. Поэтому вокруг бывших офицеров царской армии, настоящих героев Гражданской войны, возник своеобразный заговор молчания и в советские годы, и тем более – сейчас. Они вместе с советской властью победили в той войне и тихо ушли в небытие, оставив после себя пожелтевшие оперативные карты и скупые строки приказов. Но многие «их превосходительства» и «высокоблагородия» проливали свою кровь за советскую власть ничуть не хуже пролетариев. За что они воевали? Мы не будем утверждать, что все бывшие царские офицеры, которые служили в Красной армии, были за советсую власть. Конечно, это были офицеры старой закалки. Но это были люди чести и долга. Они искренне желали новой России добра и верили, что, выполняя свою профессиональную миссию, способствуют этому. В абсолютных цифрах вклад русского офицерства в победу советской власти выглядит следующим образом: в период Гражданской войны в ряды Красной армии было призвано 48,5 тысяч царских офицеров и генералов. В решающем 1919 году они составили 53 % всего командного состава РККА.
Белая «кость» Красного флота
Часто безосновательно утверждается о массовом исходе российского морского офицерства на чужбину, идеализирующего благородство офицеров царского флота, принявших белую идею и гонимых красными из-за неприятия ими советского строя. Образно говоря, родился современный либеральный миф о том, что морское офицерство от рождения было белогвардейской глыбой. Так ли это?
Мы уже отмечали, что морское офицерство в России в начале XX века в подавляющей своей массе было глубоко аполитично. Цепь трагических событий – Февральская революция, падение монархии, свертывание боевой деятельности, развал флота и октябрьский переворот – оказалась совершенно неожиданной для большинства из них. Вскоре всем им пришлось делать нелегкий выбор: на какой стороне баррикад братоубийственной войны продолжать службу Родине.
Напомним, что в Великую российскую революцию 1917 года императорский флот вступил, имея по штату 8060 офицеров, из которых 6559 поступили на службу в Красный флот. А где были остальные полторы тысячи? И сколько участвовало в Белом движении? В некоторых исследованиях приводятся сведения – от 2500 до 5000 белых морских офицеров. Откровенное искажение. И вот факты. На стадии формирования Белого движения еще исправно работали канцелярии. Так вот, в так называемом Ледяном походе Антона Ивановича Деникина из 3963 тысяч человек от флота участвовало всего 12 офицеров, 2 гардемарина и 2 матроса. Сложно писать про морские силы белых на Балтике с громким названием Флот Северо-Западного направления, имевший в составе один корабль – посыльное судно «Китобой» (бывшее норвежское рыболовное судно) и над ним целый штаб. Или Белая флотилия Колчака – в составе 25 офицеров, из которых лишь 18 морских, а остальные гражданские лица и армейские офицеры. Всего под знаменами А.В. Колчака в Сибири и на Дальнем Востоке было не более 420 морских офицеров на кораблях Сибирской флотилии, в дивизионе морских стрелков и в составе речной флотилии. Причем бывший командующий Сибирской флотилией контр-адмирал П.В. Римский-Корсаков через всю страну пробрался в Петербург и поступил на службу в РККФ.
Самое большое формирование белых было на юге. Они получили от врагов России по Первой мировой войне – немцев – корабли императорского Черноморского флота, которые не были угнаны. Кстати, гетманская Украина от немцев получила таких кораблей больше. Еще несколько кораблей и судов дала белым приглашенная ими Антанта. И на этом формировании служило приблизительно 500 морских офицеров вместе с гардемаринами. Причем сюда же перешла часть офицеров от разгромленного Колчака. Корабли стояли по причине того, что не было желающих служить в белом флоте и особенно среди матросов. Именно поэтому Врангель создал Корпус корабельных офицеров из армейцев, гражданских волонтеров, недоучившихся гардемаринов.
Поэтому можно утверждать, что число офицеров императорского флота в Белом движении не превышало тысячи. И еще 415 морских офицеров были пленены красными или перешли под знамена Советов. Причем на РККФ с окончанием Гражданской войны вернулись многие из тех, кто сражался «по другую сторону баррикад», но не счел возможным покинуть Россию. Например, капитан 2-го ранга Н.Н. Зубов командовал батальоном у Колчака, попал в плен к красным и продолжил службу в советском флоте, став контр-адмиралом, а позже директором Океанографического института. Его именем названы залив в Антарктиде и 2 научно-исследовательских судна.
Была еще одна группа офицеров, которые без борьбы сразу после революции отбыли в эмиграцию, начав жизнь с чистого листа. Например, командующий Балтийским флотом контр-адмирал Д.Н. Вердеревский, боясь ошибиться, сразу эмигрировал во Францию, где состоял в правлении «Объединения русской эмиграции для сближения с Советской Россией», а после Второй мировой войны принял советское гражданство. Туда же уехали бывший морской министр вице-адмирал С.А. Воеводский, контр-адмирал князь В.В. Трубецкой и другие офицеры. Многие из тех, кто не принимали советскую власть и не желали покидать Россию, написали рапорта об увольнении или ушли с флота по состоянию здоровья, что не мешало им потом работать в советских учреждениях. Так, бывший морской министр адмирал И.К. Григорович до окончания Гражданской войны писал картины для витрин питерских магазинов, контр-адмирал П.Н. Лесков до поступления в РККФ работал электромонтером. Группа офицеров создала «Тралартель» и занималась разминированием на коммерческой основе. Был даже создан и профсоюз бывших офицеров. Отдельные представители нетитульных наций разбежались по национальным квартирам – в Латвию, Эстонию, Польшу, Финляндию, самостийную Украину.
Большая часть флотских офицеров массово перешла на сторону советской власти, к красным пошли лучшие из дворян – спасать Отечество. Если в Красную армию перешло 43 % царских армейских офицеров, то в Красном флоте число офицеров императорского флота составляло 82,2 %. Специфика флота, как известно, такова, что здесь замена офицера любым другим лицом практически невозможна. Если в других родах войск большевиками широко использовались наиболее способные и опытные унтер-офицеры, то командовать кораблем, быть штурманом или корабельным инженером такие лица не могли. Можно с уверенностью утверждать, что с установлением советской власти идейных противников ее среди морских офицеров было немного. Бесспорно и то, что редко кто из офицеров был горячим сторонником коммунистической идеи, хотя таковые тоже имелись. Политику советской власти приняли вице-адмирал А.С. Максимов, контр-адмиралы С.В. Зарубаев, В.М. Альтфатер, А.В. Немитц, генерал С.О. Барановский, офицеры различных званий М.В. Иванов, Е.А. Беренс, М.В. Викторов, В.А. Кукель, Э.С. Панцержанский, Б.В. Хорошихин, Е.С. Гернет, Н.Н. Струйский, Л.М. Галлер, Г.А. Степанов, А.В. Домбровский, П. Зеленый, И.А. Сполатбог и другие. И вместе с этим налицо тот факт, что аристократы духа или «белая кость», как их называли современники, адмиралы и офицеры, высококлассные специалисты присоединялись к большевикам целыми экипажами и штабами, так и оставаясь на своих должностях.
На сторону советской власти в полном составе перешел Морской Генеральный штаб императорского флота и руководил Красным флотом всю Гражданскую войну. Как ни странно, на стороне красных оказались и морская разведка вкупе с контрразведкой. Первым «революционным адмиралом» мог именовать себя капитан 1-го ранга Модест Иванов (1875—1942). Этот морской офицер, принимавший участие в обороне Порт-Артура в 1904 году, получивший в 1907 году из рук царя золотую саблю с надписью «За храбрость», возглавил Морское ведомство. Звание адмирала ему присвоили большевики 21 ноября 1917 года с формулировкой «за преданность народу и революции». В дальнейшем М.В. Иванов работал в Пограничной охране и торговом флоте. В 1936 году ему было присвоено звание «Герой Труда». Умер бывший капитан 1-го ранга в блокадном Ленинграде.
Вице-адмирал Андрей Максимов (1866—1950) был избран матросами командующим Черноморским флотом еще в начале марта 1917 года. Также в 1917 году осознанно перешел на сторону советской власти капитан 1-го ранга Евгений Андреевич Беренс, ставший в ноябре того же года начальником Морского Генштаба. С 24 апреля 1919 года по 5 февраля 1920 года он командовал Морскими силами Советской Республики. На его примере видна справедливость утверждения, что в годы Гражданской войны «брат пошел на брата». Его родной брат капитан 1-го ранга Михаил Андреевич Беренс в 1921 году стал последним командующим Белым флотом и увел его остатки в Бизерту. Гражданская война развела их, с кровью разодрав братские узы, казалось бы, навсегда. Но судьба порой выделывает странные повороты. Когда Франция признала Советскую Республику и зашла речь о возвращении России остатков царского флота, забрать этот флот, которым командовал младший Михаил Беренс, советская власть поручила старшему Евгению Беренсу. Аналогичная история произошла и с детьми адмирала Пышнова А.М., когда сыновья, капитаны 1-го ранга Борис и Евгений, оказались по разные стороны линии фронта.
Командующий Черноморским флотом потомственный дворянин, контр-адмирал императорского флота Александр Васильевич Немитц после революции стал частным лицом и уехал в родовое бессарабское поместье, где, отказываясь от предложений белых, находился до 1919 года. Потом добровольно поступил на службу в РККА, где был начальником штаба Южной группы войск 12-й армии под командованием И.Э. Якира, участвовал в сухопутных боях и даже получил орден Красного Знамени. Кстати, его демократические взгляды проявились еще во время революции 1905—1907 годов, когда он отказался участвовать в расстреле революционных матросов. В РККФ он с 5 февраля 1920 по 22 ноября 1921 года являлся командующим Морскими силами Советской Республики. Впоследствии был преподавателем военных академий.
Но большевики быстро поняли, что хорошие специалисты, а таковыми и были бывшие офицеры, стоят дорого. В начале 1918 года средняя зарплата рабочего была 350 рублей, чиновника 300—500 рублей. Самый высокооплачиваемый пост председателя Совнаркома, занимаемый В.И. Лениным, выражался в оплате 807 рублей в месяц. В то же время для высших чинов РККФ, которые преимущественно были бывшими дворянами и офицерами, денежное содержание составляло 955—1117 рублей. К середине года их оклады выросли до 1500 рублей, а к концу года «красные благородия» получали более 2000 рублей. К 1920 году для командного состава возродили многие привилегии времен императорского флота: они были освобождены от физического труда, восстанавливались кают-кампании, вводились вестовые для их обслуживания, появились знаки различия, разрешалось ношение огнестрельного и холодного оружия, причем наградные сабли и кортики могли носить только бывшие офицеры.
После Гражданской войны началось массовое сокращение армии и флота. В РККФ к этому моменту было около 10 000 лиц начальственного состава. Из них уволено было порядка 4000. И самое интересное, что главными критериями оставления на службе по-прежнему были, прежде всего, профессиональные качества, а не преданность делу партии и политическая лояльность. В итоге были уволены все красные командиры из унтер-офицеров, старшин и матросов, взращенные в годы войны, а царские офицеры и дворяне остались. И вплоть до 1927 года они составляли 87 % флотских командиров, а в штабах – и того более, что стало головной болью в донесениях флотских чекистов и кадровиков. Не секрет, что отдельные офицеры, конечно, служили по инерции, к этому их вынуждали профессиональный статус, бытовые проблемы, желание обеспечить достойную жизнь семей.
К началу 40-х гг. обозначилось слияние старых специалистов и новых, подготовленных из рабочих и крестьян. В 1938 году наркомом ВМФ СССР стал адмирал Н.Г. Кузнецов, выходец из народа. Но бывшие царские офицеры еще занимали командные должности: заместитель наркома – И.С. Исаков, начальник Главного штаба – адмирал Л.М. Галлер. Перед Второй мировой войной бывшие царские офицеры продолжали службу в основном в штабах, управлениях и военно-морских учебных заведениях.
К сожалению, на советском флоте вплоть до середины 30-х годов так и не был преодолен барьер подозрительности и недоверия к военным специалистам со стороны работников политических и карательных органов. Из этих офицеров многие пережили процессы чисток и фильтрации, отдельные были репрессированы. Однако, как ни странно, большинство красных флотских дворян репрессиям не подверглось, все, пережившие Гражданскую войну, а многие и Великую Отечественную, умерли своей смертью в славе и почете, уйдя в запас и завершив службу на ответственной работе по приумножению боевой мощи ВМФ СССР. Только адмиралов в советском Военно-морском флоте из бывших царских лейтенантов, мичманов и гардемаринов было около 30 человек.

Tags: ВМФ., ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ, Герои не сегодняшней России., Гражданская война., Красная армия всех сильней, Мифы и мифотворчество., Мифы истории., Мифы о СССР., Познавательно., СССР, Советская Россия, великие люди, память
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments