September 16th, 2018

пегас.

Абсолютно новый «Соболь».

Иные люди отталкивают, невзирая на все их достоинства, а другие привлекают при всех их недостатках.
(Франсуа де Ларошфуко.)

Неизменно творить добро нашим ближним мы можем лишь в том случае, когда они полагают, что не смогут безнаказанно причинить нам зло.
(Франсуа де Ларошфуко.)

В ложь можно поверить самому.
В ложь можно заставить поверить других.
Но правдой от этого она не станет.


Уходит эпоха великих свершений,
Романтиков светлых,
Надежд и борений,
Уходит эпоха великих идей!
И люди эпохи, уходят за ней.
А что остается? Остаемся, мы:
Осколки великой мечты и страны...
(Неизвестный автор.)


На форуме «Неделя национальной безопасности» Группа ГАЗ неожиданно представила концепты нового поколения модели «Соболь» — пикап и минивэн.
Collapse )
promo deni_didro november 15, 2015 10:14 36
Buy for 100 tokens
По мере появления новых мыслей и афоризмов буду добавлять их в данную статью. Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу. У истории короткая память, но длинные руки. Те, кто делают историю, не задумываются, что её ещё предстоит написать. (Т. Абдрахманов.) От жажды умираю над…

ШТОРМ В КЛЯТВИИ (1)





Максим Калашников


ШТОРМ В КЛЯТВИИ (1)

Считаю, что нам тоже стоит провести интеллектуальные учения. Особенно в преддверии пренеприятнейшего удара западных санкций и нарастания внутреннего управленческо-экономического кризиса.

Итак, возьмем некую вымышленную страну Клятвию. Пускай во главе ее стоит автократор, вершина бюрократической пирамиды. Некий (воспользуемся именем одного из персонажей Филипа Дика) Торс Провони. И вот в Клятвии разражается опаснейший внутренний кризис.


КОНЕЦ СЫРЬЕВОЙ АВТОКРАТИИ

Клятвия попадает в сложнейшее положение. Будучи слабой сырьевой экономикой (11-е место в мире), она вступила в острейшую конфронтацию с богатейшими, промышленно и технологически развитыми странами Захода, Клятвия получила падение экономики и рост нищеты ее населения. Поводом стало присоединение Клятвией Солнечного полуострова, ранее входившего в состав соседней Шароварии.

Режим Торса П. быстро угодил в тупик. Оказалось, что державы Захода не собираются устраивать горячей войны против Клятвии. Они предпочитают удушение ее экономическими санкциями, пользуясь сильной зависимостью сырьевой клятвийской экономики от импортных товаров и технологий, а также тем, что банки Клятвии несамостоятельны, накрепко привязаны к Таллеровой системе. Страны Захода методично сжимают кольца анаконды, угрожая отобрать у многих аристократов Клятвии их богатства, находящиеся на Заходе. При этом военные маневры в Клятвии врага не пугают. Попытка Торса Провони найти покровительство и защиту в Срединной Империи на Восходе также провалились. Срединная Империя не желает ссориться с таким богатым рынком сбыта, как страны Захода.

РАСКОЛОТЫЙ ПРАВЯЩИЙ КЛАСС

Именно в этих условиях нарастает недовольство правящего слоя Клятвии ее вождем, Торсом П. Будучи гедонистами и сибаритами, представители туземной знати привыкли ездить в богатые и уютные страны Захода, хранить там свои состояния, держать счета и акции, покупать недвижимость. (Вплоть до того, что квартиры в Янкистане покупали даже грандоначальники не самых больших городов Клятвии). Богатые и облеченные властью клятвийцы и детей своих норовили учить в университетах Захода, добывая отпрыскам тамошнее гражданство.

В глазах такой знати Торс П. выступил как помеха, как тот, кто уничтожил сытую и безопасную жизнь знати. На недовольство туземной аристократии стало наслаиваться недовольство верхушки армии, жандармерии и полиции. Во-первых, потому, что из-за кризиса стали падать ассигнования казны на силовые структуры. Во-вторых, потому, что из-за общего экономического спада «государевым людям» стало некого обирать: местный бизнес стал сжиматься и разоряться. Мало того, среди жандармов и полиции начались стычки за передел сфер влияния и контроля.

В то же время, все большего куска пирога из-за кризиса стали лишаться военные. Начали сокращаться оборонные заказы, грозя остановкой военным заводам. (В Клятвии их так и не сделали заводами двойного назначения, выпускающими еще и мирную продукцию, бездарно профукав триллионные доходы от вывоза нефти за прошлые годы).

Не будучи слоем храбрых и отчаянных, недовольная клятвийская аристократия не имела традиций дворцовых переворотов. Да и Торс Провони, надо сказать, за два десятилетия своего правления заставил местных магнатов отказаться от своих частных армий и спецслужб. Потому фрондирующие тузы Клятвии избрали иной путь выдавливания надоевшего монарха из власти. Внешне клянясь ему в верности и преданности, они принимали одно экономическое решение за другим, что злило подданных, выворачивало их карманы и приводило к дальнейшему спаду экономики. Среди своих клятвийские столпы общества говорили: «Да за каким чертом нам этот Солнечный полуостров? От него – одни убытки и неудобства для нас, людей знатных и уважаемых. Зачем мы поссорились с благословенным Заходом?»

Рассерженных аристократов останавливало и то, что Торс Провони в Клятвии оставался единственным источником законности (легитимности) власти. Все остальные фигуры оказались давно зачищенными. В стране создали культ правителя как Живого Бога. Единственным более или менее приемлемым кандидатом на трон был лишь Субудай, министр обороны. И единственным наместником, который имел право вести себя более или менее независимо, был глава горной Исаврии, Исавр. Впрочем, у самого Исавра имелась 40-тысячная армия. Ни у одного иного наместника такое не допускалось в принципе. Хотя бюджет Исаврии на 90% был дотациями из центральной казны.

Но социальная почва, тем не менее, уходила из-под ног Торса П. От него отворачивалась не только аристократия. В нем разочаровывалась и чернь. Ибо правитель, столько лет не скупившийся на социальные подачки и на повышение доходов подданных, теперь превратился в того, кто только отбирает деньги и усиливает лишения-невзгоды. Теперь он ассоциировался со всяческими запретами, неудобствами и растущей нуждой. А его государственный аппарат – с воровством, произволом, глупостью и самодурством.


МОМЕНТ СЛОМА

Collapse )