June 22nd, 2019

пегас.

Прогулка по Чернобылю: много фотографий брошенных машин

Поверь, рассказ мой не из тех историй,
Что с армии привозят пацаны,
В моей судьбе была война, которой
Не числится в истории страны…
Нам было двадцать, сыновьям России,
Готовым грудью встать за всю страну…
Виновных нет. Мы сами напросились
На неофициальную войну.
Мальчишки, не судите Бога ради!
Мы думали, нам крупно повезло, —
С приятелем летать в одном отряде
Бок о бок, так сказать,
К крылу крыло…
На стол все документы и награды,
И с этого мгновенья ты — никто.
Разведка — что слепой полёт над адом,
Сначала — мы, вьетконговцы — потом.
И лезвие огня сверкало ярко,
Предутреннюю вспарывая мглу,
Когда на форсаже взлетала «спарка»,
Похожая на тонкую иглу…
Тот профиль самолёта в белых звёздах
Наверно, мне не позабыть уже…
И тень ракеты класса «воздух-воздух»,
И перегрузки в диком вираже…
Моей машины бренные останки
Неслись к земле чадящей головнёй,
А в вышине два белозубых янки
Беззлобно хохотали надо мной.
Мне повезло, — меня на третьи сутки,
Почти что как в кино, отбил десант.
Потом хирург, большой любитель шутки
Спросил, — ну как, мол, там, на небесах?
Я лишь мычал, наркозом оглушённый,
Но с той поры, хоть столько лет прошло,
Мне снится запах операционной
В сопровожденье непечатных слов.
Да я-то ладно, мне господь отмерил
За тех парней, что к звёздам вознеслись,
Обидно вот, что те, кому я верил
От нас так суетливо отреклись…
Но навсегда со мной, как запах хлеба,
Тот сон, в котором, всем смертям назло,
Мой самолёт в тропическое небо
Вонзается серебряной стрелой…
Си-и-иние
Небеса над Россииею,
Облака в белом инее
И закаты в росе-е-е!
Горькооо нам:
В царстве неба жестокого
Тридцать пять было соколов,
Уцелело лишь семь…
(«Ветерану неизвестной войны». Константин Фролов.)

Будет только то, что будет, и ничего другого не случится.
Было то, что было, и ничего не изменить, не исправить.
Есть, то что есть, заслуживаешь ты того или нет…
Просто – делай, что должно…
И то, что можешь. Пока можешь.


Где-то есть город тихий, как сон,
Пылью тягучей по грудь занесён.
В медленной речке вода как стекло,
Где-то есть город, в котором тепло.
Наше далёкое детство там прошло.

Ночью из дома я поспешу,
В кассе вокзала билет попрошу.
Может впервые за тысячу лет
Дайте до детства плацкартный билет.
Тихо кассирша ответит: Билетов нет.

Ну что, дружище, как ей возразить,
Дорогу в детство, где еще спросить?
А может просто только иногда
Лишь в памяти своей приходим мы туда.

В городе этом сказки живут,
Шалые ветры с собою зовут.
Там нас порою сводили с ума
Сосны до неба, до солнца дома.
Там по сугробам неслышно шла зима.

Давняя песня в нашей судьбе,
Ласковый город, спасибо тебе.
Мы не приедем, напрасно не жди,
Есть на планете другие пути.
Мы повзрослели, поверь нам и прости…
(Город Детства.)






На этой неделе пользователи Сети активно обсуждают сериал «Чернобыль». По этому случаю мы подготовили «фотопрогулку» по реальной, а не киношной Припяти.


Collapse )
promo deni_didro november 15, 2015 10:14 46
Buy for 100 tokens
По мере появления новых мыслей и афоризмов буду добавлять их в данную статью. Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу. У истории короткая память, но длинные руки. Те, кто делают историю, не задумываются, что её ещё предстоит написать. (Т. Абдрахманов.) От жажды умираю над…
пегас.

Военные «уронили» комплекс «Панцирь» из-за ямы на дороге.

«..предпочтение должно быть отдано римскому государственному устройству перед карфагенским, ибо государство карфагенян каждый раз возлагает надежды свои на сохранение свободы, на мужество наемников, а римское на доблести собственных граждан и на помощь союзников. Поэтому, если иногда римляне и терпят крушение вначале, зато в последующих битвах восстанавливают свои силы вполне, а карфагеняне наоборот... Отстаивая родину и детей, римляне никогда не могут охладеть к борьбе и ведут войну с неослабным рвением до конца, пока не одолеют врага».
(Полибий.)

Наш царь – Мукден, наш царь – Цусима,
Наш царь – кровавое пятно,
Зловонье пороха и дыма,
В котором разуму – темно.
Наш царь – убожество слепое,
Тюрьма и кнут, подсуд, расстрел,
Царь-висельник, тем низкий вдвое,
Что обещал, но дать не смел.
Он трус, он чувствует с запинкой,
Но будет, час расплаты ждет.
Кто начал царствовать – Ходынкой,
Тот кончит – встав на эшафот.
(К. Бальмонт. 1906 год.)



Инцидент с ЗРПК «Панцирь-С1» произошел на объездной трассе «Седанка — Патрокл» во Владивостоке в начале марта этого года
При движении со стороны острова Русский перевозивший военную технику КАМАЗ опрокинулся. В результате инцидента никто из людей не пострадал. Размер ущерба, который могла получить техника, не назывался. Стоимость ЗРПК «Панцирь-С1» составляет около 1 млрд рублей.
Collapse )