deni_didro (deni_didro) wrote,
deni_didro
deni_didro

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Крестовый поход нацистской Европы на СССР Ч-1.

Заблуждение не перестает быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.
(Л. Н. Толстой.)


В ложь можно поверить самому.
В ложь можно заставить поверить других.
Но правдой от этого она не станет.


За геройство не платят -
за геройство расплачиваются…
(С. Янковский)

Будет только то, что будет, и ничего другого не случится.
Было то, что было, и ничего не изменить, не исправить.
Есть, то что есть, заслуживаешь ты того или нет…
Просто – делай, что должно…
И то, что можешь. Пока можешь.

Предисловие от Дени Дидро.
По мотивам: "Польские друзья Гитлера Ч-1." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/191300.html
"Польские друзья Гитлера Ч-2." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/193128.html
"Польские друзья Гитлера Ч-3." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/193958.html
"Западно-Европейские друзья Гитлера Ч-1." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/198578.html
"Западно-Европейские друзья Гитлера Ч-2." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/199533.html
"Западно-Европейские друзья Гитлера Ч-3." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/200090.html
"Западно-Европейские друзья Гитлера Ч-4." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/200397.html
Отчего так произошло и почему так радостно, как на западе, так и на востоке Европы многие народы радостно кинулись по призыву Гитлера убивать наших советских людей и грабить нашу страну. И в сравнении той же Франции, понять, что на стороне антигитлеровской коалиции сражалось куда меньше людей, чем у её противников. И судя по современным событиям в мире. Те же воззрения господствуют в современной Европе и сегодня. Во что это может вылиться в самое ближайшее время я и хочу вам показать. Но только не забывая про то, что современная РФ это совсем не СССР и её правители даже близко не стоят по уму и решимости с правителями тех времён.


Объединённая Европа не раз вторгалась в Россию. До гитлеровского нашествия самым известным таким вторжением был поход Наполеона в 1812 году. Согласно фундаментальному труду Олега Соколова «Армия Наполеона», из 530 407 тысяч солдат и офицеров, участвовавших во вторжении, 253 773 человека входили в состав иностранных союзных контингентов или национальных полков имперской армии. За исключением 75 египетских кавалеристов-мамелюков, всё это были европейцы. Свыше четверти армии — 147 363 составляли подданные различных германских государств и Австрийской империи, в основном немцы, при некотором количестве поляков, чехов и венгров, 59 399 — поляки в национальных частях, 21 372 — итальянцы, 9436 — датчане, 5700 — хорваты, 4491 — швейцарцы, 3333 — португальцы и 3054 — испанцы. Ещё 80 тысяч человек были призваны с входивших в состав Франции земель Западной Германии и Северной Италии, а также Бельгии и Нидерландов.
Итого французов в наполеоновской армии получается немногим больше трети. Вся же она в целом — истинный прототип армии объединённой с 1949 года в блоке НАТО Европы, что за последние двадцать лет так отличилась в Ираке, Афганистане, Ливии и Югославии. Характерная, но почему-то отсутствовавшая в советских учебниках деталь: 24 июня великий корсиканец переходит пограничный Неман, а уже через неделю — 1 июля, въехав в Вильно, он провозглашает создание и отделение от России самостийного Великого Княжества Литовского в границах Виленской, Гродненской и Минской губерний, а также Белостокского округа.
В 1854 году, вскоре после начала войны, вскоре получившей название Крымской, история повторилась. Поддержав воюющую с Россией Османскую империю, англо-французские эскадры с десантом атаковали русские порты на Чёрном, Балтийском и Белом морях, а также на Тихом океане. Под Севастополем к англо-франко-турецкой армии присоединился корпус Пьемонтско-Сардинского королевства. Турецкие полки пополнили тысячи польских и венгерских добровольцев, и, наконец, Австрийская империя, угрожая вторжением, заставила Россию прекратить наступление на Дунае, а затем, сосредоточив на наших юго-западных границах большую армию, отвлекла крупные силы русских войск от Крыма. Откровеннее всех, цель войны сформулировал британский министр иностранных дел, а затем глава правительства Генри Пальмерстон, выступивший за отделение от России Прибалтики, Финляндии, Польши, Крыма и Кавказа.
В 1918 году Объединённая Европа высадилась в портах охваченной Гражданской войной России в расширенном составе, а сверх того, к ней присоединились США и Япония. С учётом сформированных из армии рухнувшей Германской империи добровольческих корпусов, польской армии и чехословацкого корпуса под французским командованием войско получается не меньше, чем у Наполеона. В задачу оккупантов входило максимально продлить истребление красными и белыми друг друга, отделить от России возможно большее количество маленьких, но очень гордых республик и получить контроль над максимумом активов в каждом из обломков.
Европейский поход в Россию, начавшийся 22 июня 1941 года, затмил все прежние, поскольку участвовало в нём не менее 15 миллионов человек, представлявших почти все земли и народы континента. Задачи были прежние: оккупировать, разграбить и расчленить, но на этот раз в качестве идеологического прикрытия использовались не липовое «Завещание Петра Великого» с планами покорения Европы, а речи и статьи Геббельса. Гитлеровский министр пропаганды был на редкость писуч, а призыв к удушению большевизма общими усилиями всех держав континента, он опубликовал в главной газете нацистской партии «Фёлькишер беобахтер», ещё 14 сентября 1935 года.
Желающих последовать этому призыву оказалось во всей Европе более чем достаточно. Так, Скандинавские добровольцы появились на Восточном фронте с первых дней войны. В 5-й моторизованной дивизии СС «Викинг» их вместе с голландцами и бельгийцами было 1142 человека — примерно два батальона. В марте 1942 года под Ленинградом появился добровольческий легион «Норвегия», а с конца мая в оборонительных боях под Демянском отличился легион «Дания». По численности оба легиона соответствовали усиленным батальонам. В январе следующего года к ним присоединилась отдельная норвежская лыжная рота, действующая в Финляндии в составе 6-й горной дивизии СС «Норд». Ещё раньше ряды финской армии у Гангута пополнил батальон шведских волонтёров полковника Берггрена. К июлю 1942 года в войска СС вступили уже 4833 датских и 4460 норвежских добровольца, и всего в 1941–1943 гг. на российских просторах сражалось до дивизии суровых парней, без сомнения, вдохновлённых славным боевым прошлым десятков поколений северных захватчиков — от викингов до Карла XII.
Ещё активнее участвовали в походе на Восток скандинавские фольксдойче, то есть лица немецкой национальности, проживающие в Дании, Норвегии и Швеции. Немногочисленные норвежские немцы дали СС около 1000 бойцов, а диаспора немецких граждан Дании из Северного Шлезвига к марту 1942 года послала свыше 2 тысяч добровольцев в СС и вермахт и продолжала пополнять их далее. К 1 апреля 1944 года в сухопутных войсках Рейха числилось 1292 датских фольксдойче, а в самом конце войны Северный Шлезвиг сформировал для отражения советского вторжения 400-й и 402-й батальоны фольксштурма.
Начиная со второй половины 1943 года, подавляющее большинство датчан, норвежцев и шведов вместе с фольксдойче из Югославии и других стран Восточной Европы вошли в состав 11-й добровольческой моторизованной дивизии СС «Нордланд». Лыжная рота, действующая в составе дивизии СС «Норд» в Финляндии, развернулась в усиленный батальон, на оккупированной территории начали охранную службу датский эсэсовский батальон «Зеландия» и норвежский «Осло». Ещё до 2 тысяч датчан и норвежцев вступило в армейские подразделения, а около 1 тысячи врачей и медсёстер выхаживали немецких раненных в военных госпиталях.
В оборонительных боях завершающего этапа войны бойцы «Нордланда» дрались исключительно упорно. Вместе с голландской бригадой и двумя бельгийскими батальонами дивизия приняла участие в знаменитой «Битве европейских СС» под Нарвой. Выйдя на подступы к форпосту Эстонии в феврале 1944-го, советские войска взяли город лишь 26 июля.
Не менее стойко скандинавское соединение билось и в дальнейшем. Свой последний бой 3-й танковый корпус СС, объединивший «Нордланд», 23-ю моторизованную дивизию СС «Нидерланды» и обе бельгийские пехотные дивизии СС, дал на подступах к Берлину, где и был разгромлен. За неполных два года своего существования 27 военнослужащих «Норланда» получили «Железные кресты», а последние солдаты дивизии сражались на берлинских баррикадах до начала мая.
Без сомнения, не следует исключать из общего списка прогерманских вооружённых формирований датскую и норвежскую полиции. Датские полицейские три года не за страх, а за совесть помогали оккупантам, то есть союзникам, отлавливать малочисленных подпольщиков, и лишь после Курской битвы в их головы стали закрадываться некоторые сомнения. Хотя на несении службы сомнения почти не отражались, немцы обиделись и в сентябре 1943-го всю лавочку распустили. На норвежских полицаев эти репрессии произвели столь глубокое впечатление, что они держали сомнения при себе до самого Дня Победы. Правда, некоторые обратились за советом к руководству подполья, но получили оттуда строгий приказ — продолжать нести службу.
Скорее всего, у подавляющего большинства никаких колебаний не обнаруживалось — недаром 60 % личного состава норвежской полиции состояло в партии Квислинга. В отрядах же так называемых «Хирдов», служивших одновременно партийными боевиками и вспомогательной полицией, членство в «Национальном единении» было вообще поголовным. С учётом этих парней, добровольцев, служивших в чисто германских подразделениях, военизированных отрядов датских нацистов, а также местных агентов гестапо, через все проберлинские вооружённые формирования прошло почти 100 тысяч граждан скандинавских стран, подавляющее большинство которых добросовестно служило «новому порядку». Как минимум каждый пятый (15 тысяч датчан и норвежцев, свыше тысячи шведов и около 5 тысяч скандинавских фольксдойче) отважно дрался с Красной Армией на огромном пространстве от Гангута до Берлина, и не менее 4 тысяч погибло. В одних только легионах «Норвегия» и «Дания» под Ленинградом и Демянском полегло свыше тысячи добровольцев.
С победой демократии у скандинавских эсэсовцев обнаружились российские поклонники. Павшим бойцам норвежского легиона особо симпатизировал настоятель церкви Святого Александра Невского в Красном Селе, известный своим бескорыстием отец Евгений Ефимов. После конструктивного общения с уцелевшими ветеранами 23 августа 1998 года в церковном дворе появился памятник павшим легионерам. Руководство петербургской епархии во главе с митрополитом Владимиром Котляровым никак не отреагировало на инициативу достойного батюшки. Да и с чего бы, если сам гражданин Котляров 9 сентября 2000 года принял активное участие в освящении немецкого воинского кладбища в деревне Сологубовка, возложил к могилам цветы и благостно осенил их крёстным знамением со словами: «Вечная память!»
Бок о бок со скандинавами стреляли по коммунистической гидре немногочисленные эсэсовцы англоязычных стран. Непосредственно британский легион СС, воевавший в дивизии «Нордланд», насчитывал чуть больше полусотни человек. Однако жители Англии, британских доминионов и граждане США воевали на стороне Гитлера и в других боевых подразделениях, в разведке, а также в сводном европейском полку военных корреспондентов «Курт Эггерс». Согласно последним исследованиям, всего британцев и американцев, включая безукоризненно лояльных к новому порядку полицейских на занятых немцами Нормандских островах, в силовых структурах, подчиняющихся Берлину, служило около тысячи. И совершенно не подлежит сомнению — высадись немцы под Лондоном, их оказалось бы во много раз больше, как это и случилось в Бельгии, Нидерландах и Франции.
Немало желающих повоевать за фюрера нашлось среди военнопленных, жителей британских колоний или так называемых мандатных территорий, управляемых Лондоном по мандату тогдашней предшественницы ООН — Лиги Наций. Иракцы, суданцы и палестинцы успешно дрались в спецподразделениях Гитлера и Муссолини наряду с французскими арабами, около 100 тысяч индусов, бирманцев и малайцев помогали японским оккупантам, а на территории самой Франции нёс оккупационную службу 950-й пехотный полк из пленных уроженцев Индии. И совершенно очевидно — дойди немецкие генералы до Индии, одним полком бы дело не ограничилось.
Вон в британской Танганьике, что потом вошла в состав самостийной Танзании, высадилось шестеро немецких спецназовцев во главе с лихим лейтенантом Виммер-Ламкветом, так они полтора года успешно партизанили! Негры с большой охотой шли в отряд пускать под откос поезда и жечь усадьбы английских плантаторов, а другие негры с ещё большим удовольствием их скрывали и помогали продуктами.
Бельгийцы и голландцы бились за гитлеровские идеалы единой Европы с ещё большим энтузиазмом, чем скандинавы. Поток добровольцев, желающих поучаствовать в крестовом походе на Восток, оказался столь велик, что немцы, поначалу не испытывавшие нехватки в живой силе, многим отказывали. Кроме того, первоначально германскими народами, достойными вступать в войска СС, они признавали только голландцев и говорящих на одном с ними языке бельгийских фламандцев, а франкоязычные валлоны из той же Бельгии могли служить только в вермахте.
Тем не менее, количество выходцев из Бельгии и Нидерландов на Восточном фронте росло с каждым месяцем. Кроме уже упоминавшегося контингента в дивизии «Викинг», небольшие группы бельгийцев и голландцев служили и в других эсэсовских частях. Осенью 1941 года в составе 100-й лёгкопехотной дивизии пошёл в атаку 373-й валлонский батальон. Одновременно под Ленинградом вступил в бой добровольческий легион «Фландрия», также представляющий из себя усиленный батальон. Чуть позже, в январе 1942 года, боевые позиции на Волховском направлении занял легион «Нидерланды». Усиленным пехотным полком, состоящим на три четверти из голландцев и на четверть из фламандцев, командовал генерал Зейффардт. Ещё недавно его превосходительство возглавлял генштаб нидерландской армии и весьма доблестно её сдал, зато теперь был готов биться с русскими варварами до последней капли крови.
Соратники полностью разделяли порыв своего командира, и к июлю 1942 года через Восточный фронт прошли 13 552 голландских и 4489 фламандских эсэсовцев, 1965 из которых погибли или пропали без вести. За помощь старшие геноссены из Берлина пообещали щедро поделиться со своими друзьями награбленным добром. Друзья не замедлили принять приглашение. Кто только не рванул тогда на советские просторы! Побывали тут и «Бельгийское восточное общество» с «Датским восточным комитетом», и «Нидерландская восточная компания» с «Французским восточным товариществом», и норвежское общество «Аустервег», и целая куча компаний от официальных союзников Рейха. И каждый наперебой спешил урвать кусок пожирнее! Даже Норвегия пыталась сначала получить часть Кольского полуострова, а получив отказ, возжелала поместий на Украине и в Белоруссии.
Голландцы суетились больше всех. Лояльным к Рейху нидерландским фирмам предоставили выгодные подряды в Прибалтике, а фермеров страны тюльпанов соблазнили земельными угодьями в Литве и на Украине. Уже к маю 1943 года под Вильно и Ровно хозяйствовало 800 куркулей, на которых вкалывали несколько тысяч местных унтерменшей. Перспектива превратиться в плантаторов столь вдохновляла голландцев, что сдавшие свою страну почти без боя овечки, оказавшись на Восточном фронте, превращались в свирепых львов. Например, роттенфюрер Герардус Муйман, заменив убитого командира расчёта противотанкового орудия, за один день боёв подбил, по официальным данным, 13 советских танков. Если даже половину из них приписало ведомство Геббельса, свой Железный крест Муйман, без сомнения, заслужил, как и десятки однополчан.
На завершающем этапе войны количество голландских и бельгийских эсэсовцев не только не уменьшилось, но, наоборот, значительно выросло. Легион «Нидерланды» был развёрнут в пехотную бригаду двухполкового состава, а после её разгрома под Нарвой — в 23-ю моторизованную дивизию СС, окончательно разбитую под Берлином. Легион «Фландрия» вырос до боевой группы из двух батальонов, понёс тяжёлые потери в боях на Житомирском направлении, был восстановлен, снова разбит под Нарвой и начал реорганизовываться в 27-ю пехотную дивизию СС «Лангемарк». Переведённый в 97-ю легкопехотную дивизию, валлонский батальон дошёл до Туапсе, а затем его переформировали в двухбатальонный легион, помпезно названный штурмовой бригадой СС «Валлония» и участвовавший в защите Нарвы.
После побоища в Корсунь-Шевченковском котле на базе вырвавшихся из него остатков бригады начала формироваться одноимённая 28-я пехотная дивизия СС, но завершить процесс немцам не удалось. С захватом территории Бельгии союзными войсками приток новобранцев оттуда иссяк, и «Валлония» с «Лангемарком» пошли в последний бой, соответствуя по численности одной полной дивизии. В феврале-марте 1945 года они безуспешно пытались отразить наступление советских войск в Восточной Померании, а затем были окончательно разгромлены под Берлином. Там же нашли свой конец включённые в состав бельгийских дивизий испанский и бретонский батальоны СС.
Основная часть территории Нидерландов оставалась в руках немцев до конца войны. Посему желающие служить фюреру там не переводились, хотя первоначально оккупанты многим отказывали. К марту 1945 года отдельные эсэсовские подразделения, отличившиеся в боях с британскими парашютистами под Арнемом, были объединены в 34-ю пехотную дивизию (реально бригаду) СС «Ландсторм Нидерланд». Так и не укомплектованное полностью, это соединение сопротивлялась столь упорно, что удерживало свои позиции до 10 мая. В армейские подразделения выходцев из европейских стран брать было не принято, но желающие пойти в бой за фюрера просачивались и туда. Дамы зачастую не уступали господам, а потому среди связисток с военврачами и санитарками можно было встретить около двух тысяч уроженок Роттердама и других нидерландских городов. Всего же через различные подразделения вермахта, люфтваффе и кригсмарине прошло до 10 тысяч бельгийцев и голландцев. В конце концов, немцам пришлось легализовать процесс, и на завершающем этапе войны небо Рейха успешно прикрывала бельгийская бригада ПВО.
Тем не менее, подавляющее большинство европейских добровольцев всё же шли в войска СС, благо оформиться туда можно было без особых проблем. Даже без учёта фольксдойче в них, по минимальным данным, воевало свыше 40 тысяч голландцев и бельгийцев, но некоторые исследователи говорят о почти 90 тысячах эсэсовцах. Включённые в состав Германии Люксембург и бельгийские территории вокруг городов Эйпен и Мальмёди предоставили вермахту ещё 20 тысяч человек. Порядок в тылу помогали обеспечивать десятки тысяч местных полицейских, военнослужащих «общих СС», гестаповцев, боевиков местных нацистских партий и членов других военизированных формирований. Только в Нидерландах наводили орднунг сразу три вида полиции, и лишь в одном из них — полиции порядка — насчитывалось около 20 тысяч служащих.
О том, как сражались европейские СС, лучше всего говорят их награды и потери. В 1944–1945 гг. Гитлер утвердил вручение «Железных крестов» 29 военнослужащим 23-й, 27-й, 28-й и 34-й дивизий. Воюя на стороне Рейха, выходцы из Бельгии, Нидерландов и Люксембурга оставили на поле боя до 20 тысяч покойников. Только в одном лишь советском плену от малых стран Северной и Западной Европы числилось 8904 человека. Потери этих народов в 1941–1945 гг. на стороне союзников и в рядах Движения Сопротивления, даже с учётом голландской колониальной армии, разгромленной японцами в Индонезии, не превышали 30 тысяч, причём доля небоевых потерь здесь существенно выше. Например, в гарнизонах Бельгийского Конго из 132 белых и 4 тысяч чернокожих, скончавшихся за время Второй мировой войны, почти все стали жертвами болезней, несчастных случаев или погибли при подавлении негритянских бунтов. Лишь небольшая часть конголезских солдат, пала в стычках с итальянцами в Эфиопии, куда небольшой бельгийский отряд был переброшен вместе с британскими частями.
Удельный вес французов в боевых действиях в рядах гитлеровского Евросоюза на первый взгляд представляется не слишком значительным. Через действовавший с октября 1941 года под Москвой 638-й пехотный полк 7-й пехотной дивизии, 1-й французский гренадерский полк СС, объединившую их бригаду СС «Шарлемань», впоследствии развёрнутую в одноимённую 33-ю пехотную дивизию, и несколько отдельных подразделений прошло лишь около 15 тысяч человек. Однако вины мсье тут нет. В Берлине поначалу отказывались от услуг бывших военнослужащих французской армии и завернули в первые дни формирования 638-го полка около 10 тысяч добровольцев. По данным Мюллера-Гиллебранда, такое недоверие «сильно задело их самолюбие».
Кроме национальных частей, куда более значительное пополнение шло с территорий, присоединённых к Германии Эльзаса и Лотарингии. По неполным данным, оттуда в вермахт было призвано около 180 тысяч человек.
Куда активнее, чем представляется, воевали на стороне Германии и вооружённые силы, правящего на не оккупированной немцами территории правительства маршала Филиппа Петэна. Сохранённая по условиям мирного соглашения 100-тысячная Армия перемирия имела 8 пехотных дивизий, 4 кавалерийские бригады и 8 смешанных разведывательных полков, специально переоснащённых для борьбы с партизанами. Из штатного расписания пехотных дивизий была выведена тяжёлая и противотанковая артиллерия, однако количество 81-мм миномётов увеличилось с 24 до 27, и каждый батальон дополнительно получил 36 50-мм гранатомётов. Пехоту перевооружили автоматическими винтовками и пистолетами-пулемётами, а в разведывательные полки ввели роту бронеавтомобилей. В целом количество и качество лёгкого вооружения французских соединений нового образца заметно превзошло соответствующие показатели дивизий 1940 года, что было особенно важно для действий против партизанских формирований.
Более серьёзным выглядит при ближайшем рассмотрении и участие в боевых действиях против антигитлеровской коалиции частей французской колониальной армии. Даже после разгрома своих основных сил в Европе Франция имела на своих заморских территориях весьма значительные силы, которым немцы для противодействия возможному союзному десанту оставили всё тяжёлое вооружение. В Северной Африке были развёрнуты 8 пехотных и 1 конно-механизированная дивизии, 3 танковых батальона, а также 17 разведывательных и кавалерийских полков. Сирию и Ливан контролировали 2 пехотных дивизии, 2 танковых батальона, 5 разведывательных и кавалерийских полков плюс 12 менее боеспособных пехотных батальонов и 8 кавалерийских полков местной обороны. Тропическую Африку обороняли отдельные пехотные полки и батальоны, примерно соответствующие 4 лёгкопехотным дивизиям сокращённого состава, и такой же была колониальная армия в Индокитае, где администрация, занимала особую позицию. Подчиняясь Петэну, она в то же время в 1940–1941 и 1945 гг. вела боевые действия против Японии и её союзника — Таиланда, а потому не может считаться однозначно коллаборационистской, хотя и была вынуждена согласиться на оккупацию колонии японцами и таиландцами.
Всего, с учётом личного состава авиации, флота и военной жандармерии, через петэновскую армию (без Индокитая) прошло до 500 тысяч человек. На их вооружении состояло более 3 тысяч орудий и миномётов (включая береговые и зенитные), до 500 танков и бронемашин и почти 1000 самолётов.
Довольно солидно выглядел и французский флот. Хотя корабли в британских портах были сразу же после Компьенского мира захвачены англичанами, основные военно-морские силы остались под контролем Петэна, и при попытке британцев их захватить оказали ожесточённое сопротивление. В сражении у алжирского порта Мерс-эль-Кабир корабли Его Величества наголову разгромили французскую эскадру адмирала Жансуля. Линкор «Бретань» после нескольких попаданий взорвался и опрокинулся, однотипный с ним «Прованс», получив подводную пробоину, выбросился на мель вместе с эсминцем «Могадор», которому оторвало корму, а гружённый минами сторожевой корабль «Тьерри Ненк» разлетелся на куски после попадания авиационной торпеды, одновременно выведя из строя стоявший рядом линейный крейсер «Дюнкерк». Лишь линейному крейсеру «Страсбург» и пяти эсминцам удалось прорваться в Тулон, а всего 3–4 июля 1940 года погибло 1297 французских моряков. Англичане потеряли 4 самолёта.
Четыре дня спустя после разгрома Жансуля британские торпедоносцы повредили стоящий на рейде сенегальской столицы Дакара линкор «Ришелье», а 23 сентября британская эскадра открыла огонь по акватории этого порта, но бой завершился для англичан неудачно. Линейный корабль «Резолюшн» и 4 эсминца были повреждены огнём «Ришелье» и береговых батарей, в линкор «Бархэм» влепила торпеду французская подводная лодка «Бевезье», а лётчики и зенитчики сбили 4 английских самолёта. В свою очередь, британцы попали одним снарядом в «Ришелье», утопили вражеский эсминец и две подлодки, но попытка высадить на берег деголлевский десант сорвалась. Ещё менее результативны оказались ответные удары французской авиации по Гибралтару, где сотня бомбардировщиков смогла за два дня, потеряв 3 машины, потопить лишь маленький сторожевик, переделанный из рыболовного траулера. Подготовка у французских моряков оказалась ещё хуже, чем у лётчиков. За четыре дня боёв у Мерс-эль-Кабира и Дакара из многих сотен выпущенных ими снарядов главного калибра своей цели достиг лишь один. Тем не менее, в отличие от тех же датчан, вишисты отбивались всерьёз, а бой у Мерс-эль-Кабира стал крупнейшим сражением линейных сил Второй Мировой войны. В нём участвовало 4 французских и 3 британских линкора, тогда как в традиционно считающейся крупнейшей линейной баталией войны — битве между американцами и японцами в проливе Суригао 25 октября 1944 года, — только 6 бронированных гигантов. Присутствующие на месте боя «Миссисипи» и «Пенсильвания» не сделали по врагу ни одного залпа и разрядили орудия в Тихий океан, когда уцелевшие японцы уже скрылись.
Продолжение следует...
Автор - Юрий Нерсесов.
Из книги: "Трупный яд «покаяния». Зачем Кремль пресмыкается перед гитлеровцами?"
Tags: ВВС, ВОВ, ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ, Война всё спишет, Герои современной России., История., Красная армия всех сильней, Красная армия всех сильней. Сове, Мифы ВОВ., Мифы о СССР., Новейшая история., Оружие., Правда и мифы, СССР, Советская Россия, Тайны истории. Новая история, символика. Европа.
Subscribe
promo deni_didro november 15, 2015 10:14 33
Buy for 100 tokens
По мере появления новых мыслей и афоризмов буду добавлять их в данную статью. Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу. У истории короткая память, но длинные руки. Те, кто делают историю, не задумываются, что её ещё предстоит написать. (Т. Абдрахманов.) От жажды умираю над…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments