deni_didro (deni_didro) wrote,
deni_didro
deni_didro

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Крестовый поход нацистской Европы на СССР Ч-2.

Заблуждение не перестает быть заблуждением оттого, что большинство разделяет его.
(Л. Н. Толстой.)

Как просто умереть красиво,
Как нелегко красиво жить…
(А. Городницкий.)

Толпы оборотней вокруг.
Кто мне первый ударит в спину?
Кем окажется завтра друг,
Вдруг, во мне отыскав наживу?
(Анастасия Дмитрук.)

Предисловие от Дени Дидро.
По мотивам: "Польские друзья Гитлера Ч-1." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/191300.html
"Польские друзья Гитлера Ч-2." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/193128.html
"Польские друзья Гитлера Ч-3." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/193958.html
"Западно-Европейские друзья Гитлера Ч-1." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/198578.html
"Западно-Европейские друзья Гитлера Ч-2." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/199533.html
"Западно-Европейские друзья Гитлера Ч-3." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/200090.html
"Западно-Европейские друзья Гитлера Ч-4." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/200397.html
"Крестовый поход нацистской Европы на СССР Ч-1." по адресу: https://deni-didro.livejournal.com/205983.html
Отчего так произошло и почему так радостно, как на западе, так и на востоке Европы многие народы радостно кинулись по призыву Гитлера убивать наших советских людей и грабить нашу страну. И в сравнении той же Франции, понять, что на стороне антигитлеровской коалиции сражалось куда меньше людей, чем у её противников. И судя по современным событиям в мире. Те же воззрения господствуют в современной Европе и сегодня. Во что это может вылиться в самое ближайшее время я и хочу вам показать. Но только не забывая про то, что современная РФ это совсем не СССР и её правители даже близко не стоят по уму и решимости с правителями тех времён.



Одновременно с первыми после Трафальгара морскими боями британского и французского флота, создавший в Лондоне антигитлеровскую организацию «Свободная Франция» бывший командующий разбитой 4-ой танковой дивизией генерал Шарль де Голль попытался привлечь на свою сторону африканские колониальные части, но смог добиться присоединения лишь нескольких батальонов из Чада, Камеруна и Конго. С их помощью удалось захватить Габон, но для действий вне тропической Африки лондонские французы едва сумели сформировать бригаду из четырёх колониальных батальонов, укомплектованного в основном испанскими республиканцами и прочими эмигрантами, батальона Иностранного легиона из 13-ой полубригады и батальона моряков. Остальная армия не признавала мятежного военачальника, да и на флоте дела пошли не лучше. Из 18 тысяч моряков с захваченных в Британии французских кораблей пожелали драться пожелали драться с немцами в рядах де голлевского воинства едва пять сотен.
В 1941 году бои между британскими и французскими войсками перекинулись на Сирию и Ливан. Наступление британцев продолжалось с 8 июня по 12 июля, встретив упорное сопротивление. Особенно отличились 15-я рота 6-го полка Иностранного Легиона и сводная рота лётчиков, двенадцать дней оборонявшие оазис Пальмира от многократно превосходящих сил противника. На других участках, войска Петэна разгромили два индийских и один австралийский батальон, взяли 2,5 тысячи пленных и сдались лишь после того, как были прижаты к побережью и расстреляли большую часть боезапаса.
Даже после прекращения огня из 50-тысячной французской армии лишь чуть более 5 тысяч перешли после капитуляции на сторону де Голля, тогда как большинство прочих вернулись во Францию и Северную Африку, а солдаты батальонов местной обороны разошлись по домам. Впоследствии точно так же повели себя пленные французы, захваченные на Восточном фронте. Лишь 1,5 тысячи из 23 136 пленных согласились присоединиться к отрядам «Свободной Франции».
Необъявленная британо-французская война продолжалась и в 1942 году. Сначала английские коммандос и три южноафриканских пехотных бригады высадились 5 мая на севере Мадагаскара, где после семи месяцев перестрелок и беготни по джунглям местный губернатор всё же сдался. Затем 8 ноября англо-американский десант атаковал побережье Алжира и Марокко. Поскольку к тому времени наступление немцев на Восточном фронте выдохлось, вишистский командующий, адмирал Франсуа Дарлан проницательно предугадал грядущий крах Гитлера и прекратил сопротивление, а французские моряки в Тулоне получили приказ затопить свои корабли.
Считается, что французский флот тем самым продемонстрировал особый патриотизм — но будь морячки столь крутыми антифашистами, они имели реальную возможность прорваться к союзникам. Тем не менее, такой вариант предпочли лишь три подлодки, а прочие откровенно не хотели сражаться против немцев и одновременно боялись драться на море с англичанами. Опыт боёв 1940–1942 гг. наглядно показал — стрелять и маневрировать под вражеским огнём они просто не умеют, и якобы нежелание палить по «своим» тут ни при чём. Полутора столетиями раньше Нельсон у Абукира и Трафальгара колотил французов точно с таким же результатом, что и его преемник адмирал Соммервил на рейде Мерс-эль-Кабира. И точно так же, как и в ту романтическую эпоху, артиллеристы адмирала Жансуля засыпали противника градом снарядов, но с весьма скромным результатом.
Не выступил против немцев и сам Дарлан. Лишь когда сторонник де Голля Бонье де ля Шапель застрелил адмирала и тут же был расстрелян, будущему президенту Франции удалось заставить алжирцев и марокканцев атаковать гитлеровские части в Тунисе.
В боях с британцами, американцами и частями де Голля французские правительственные войска потеряли свыше 5 тысяч человек только убитыми и около 300 самолётов. Морские сражения у берегов Северной Африки, Мадагаскара и Сирии, кроме кораблей, потопленных в Мерс-эль-Кабире, стоили французскому флоту затонувшего у Касабланки недостроенного линкора «Жан Бар», лёгкого крейсера, 12 эскадренных миноносцев и 17 подводных лодок. Союзники лишились около 3 тысяч человек убитыми, примерно сотни самолётов, эсминца, противолодочного корабля и двух быстроходных десантных судов. Наряду с экипажем «Бевезье» с французской стороны особо отличился лётчик-ас Пьер ле Глан, сбивший в сирийском небе 6 английских истребителей.
В целом операции во французских колониях по масштабу вполне соответствуют скандинавской кампании Гитлера. (Общие потери обеих сторон в датско-норвежской кампании составили также свыше 8 тысяч убитыми, около 400 самолётов, 1 авианосец, 1 тяжёлый и 3 лёгких крейсера, 25 эсминцев и 20 подводных лодок). Но в отличие от Норвегия петэновская Франция воюющей страной не признаётся, хотя при формальном нейтралитете может на законном основании считаться её полноценным, хотя и не шибко боевым союзником. Тем более что все эти годы бывшие колониальные солдаты неустанно пополняли ряды вермахта. Из североафриканцев состоял один из батальонов разбитого под Москвой 638-го французского полка. Батальоны французских арабов воевали в 715-й пехотной и 41-й крепостной дивизии, действовавших против югославских партизан. Выходцами из Иностранного легиона и африканских частей был укомплектован 361-й гренадерский полк «Африка» и один из артиллерийских дивизионов 90-й лёгкой моторизованной дивизии — одного из лучших соединений корпуса Роммеля. Кроме того, десятки тысяч французов служили в 21-й танковой дивизии, моторизованной дивизии «Бранденбург», тыловых частях других дивизий, разведывательно-диверсионных подразделениях, а также в авиации и на флоте.
Алжирцы, марокканцы, тунисцы, сирийцы и ливанцы, наряду с иракцами, палестинцами, африканскими и ближневосточными фольксдойче, вошли в состав 287-й и 288-й групп спецназначения. Впоследствии из 288-й группы был сформирован, 361-й полк 90-й дивизии, а созданный на базе 287-й группы батальон, перед тем как отправиться к Роммелю, воевал на Кавказе в составе специального корпуса генерала Фельми. Символично, что добрые мусульмане вступили в бой неподалёку от Будённовска, отчасти предвосхитив известный рейд братьев по вере во главе с Шамилем Басаевым.
На завершающем этапе североафриканской кампании в 334-й пехотной дивизии Роммеля сражался батальон «Африканской фаланги», состоящий из проживавших в Африке активистов французских прогитлеровских организаций и примкнувших к ним туземцев. Здесь же действовал «Свободный Арабский корпус», разросшийся к 1943 году до усиленного полка, а ещё сотня французских арабов вместе с выходцами из британского Судана числилась в итальянском полку спецназначения «Красные стрелы». Таким образом, всего африканские войска Франции и примкнувшие к ним гражданские добровольцы дали Гитлеру целую дивизию.
Оккупировав всю Францию после выхода из войны армии Дарлана, немцы 27 ноября 1942 года распустили «Армию перемирия». Однако заменившая её 30-тысячная «Французская милиция» боролась с партизанами и подпольщиками с куда большим рвением. Сохранилась и продолжала действовать ранее входившая в состав «Армии перемирия» 6-тысячная мобильная гвардия. Некоторые демобилизованные вишисты, вступила в дивизию «Шарлемань», а 3 тысячи вошли в сформированный в 1943 году пехотный полк, предназначенный для непосредственной охраны правительства.
Остался в неприкосновенности и даже расширился разветвлённый полицейский аппарат, включавший около 180 тысяч полицейских и гестаповцев. До самой высадки англо-американских войск, а в ряде мест и после неё эти формирования вели активные антипартизанские действия. Только, в операции на плато Глиэр 23–26 марта 1944 года правительство Петэна задействовало 8 тысяч человек. Всего на территории Франции, Северной Африки и Леванта (без Индокитая) вишисты (включая силы прогитлеровского правопорядка и небоевые потери) лишились 30 тысяч человек. Вместе с 50 тысячами эльзасцев, лотарингцев, солдат 638-го пехотного полка и эсэсовцев, это почти вдвое превышает число французов, погибших в 1941–1945 гг. по другую сторону фронта (25 тысяч) и в партизанском движении (20 тысяч). Даже с учётом 92 тысяч французов, погибших в 1939–1940 гг., 40 тысяч умерших в плену до конца войны и 3 тысяч убитых в боях с японцами и таиландцами в Индокитае, а также умерших там от болезней, соотношение впечатляет. За победу Третьего Рейха отдали жизнь 80 из 260 тысяч сражавшихся и павших во Второй Мировой войне жителей Франции и её колоний — то есть почти каждый третий!
Как и большинство прочих эсэсовцев, французское воинство Гиммлера сражалось очень стойко, а сводный батальон из наиболее фанатичных бойцов «Шарлеманя» почти полностью погиб, защищая Рейхстаг. Даже попав в плен, солдаты дивизии зачастую демонстрировали абсолютное презрение к смерти и своеобразный чёрный юмор, как это имело место 8 мая 1945 года с группой эсэсовцев, захваченных в плен американцами и переданных ими в руки соотечественников из армии Де Голля.
— Какая встреча, мсье! — радостно улыбнулся тогда командовавший победителями генерал Леклерк. — Но пардон, почему это на вас немецкая форма? — А почему на вас американская, мой генерал? — С ещё более радостной улыбкой спросил один из собеседников. Леклерку резко расхотелось шутить, и всех пленных немедленно поставили к стенке. Пощады не просил ни один.
Учитывая, что подобное поведение для эсэсовцев являлось правилом, можете прикинуть, сколько хлопот доставили союзникам шесть дивизий европейских СС, пусть даже и не всегда полного состава. Да и бывшие колониальные солдаты в немецких частях, что в Африке, что на Кавказе дрались на совесть. Немало дезертиров и перебежчиков наблюдалось среди эльзасцев, лотарингцев и люксембуржцев, где преобладали не добровольцы, а обычные призывники, но и здесь основная масса сохраняла верность Рейху до конца. В начале 1944 года только в сухопутных войсках Рейха числилось 29 447 бельгийцев, голландцев и люксембуржцев, 21 403 француза и 8985 скандинавов. Швейцарцев в различных соединениях СС, в полку «Курт Эггерс» и в других частях служило порядка тысячи — немного, но по другую сторону фронта их не насчитывалось и сотни.
Конечно, до конца хранили верность фюреру далеко не все. Основная часть солдат французских колониальных частей и легионеров, как и подобает наёмникам, в ноябре 1942 года невозмутимо сменила хозяина, воевала против немцев и даже отличилась под Монте-Кассино. Например, однополчанин министра обороны СССР Родиона Малиновского штабс-капитан Васильев, попав во французский Иностранный легион, успел повоевать и против англо-американцев, и против немцев, так что отнести его с товарищами к принципиальным антифашистам как-то не получается.
Чрезвычайно внушительно были представлены страны Западной Европы и в разнообразных военизированных формированиях, которые обеспечивали охрану тылов армии Гитлера и занятых ею территорий. Свыше 9 тысяч датчан, норвежцев, бельгийцев и голландцев вошли в сформированные на территории этих стран подразделения «Германских СС». Ещё несколько десятков тысяч европейцев составили «Германские штурмбаны СС», созданные из пролетариев, уехавших трудиться на военные предприятия Рейха. Особенно трогательно, что бойцы «штурмбанов», как правило, несли свою героическую службу бесплатно, после работы.
Кроме добровольцев-эсэсовцев, более 20 тысяч французов, бельгийцев и голландцев, служило в Национал-Социалистическом автомобильном корпусе. Свыше 20 тысяч выходцев из этих стран, крутили баранку в Транспортном корпусе Шпеера. Около 20 тысяч европейских надзирателей за строителями-гастарбайтерами состояло в охранных ротах ведающей возведением дорог и укреплений Организации Тодта. Ещё 9 тысяч норвежских моряков были приписаны к кригсмарине для содействия в десантных операциях, а многократно большее количество голландских, скандинавских и французских морских волков занималась транспортными перевозками в интересах Рейха. Роль европейских надзирателей, водителей, автомехаников и моряков весьма велика. В охранных отрядах Тодта иностранцы составляли примерно треть, в Транспортном корпусе почти половину, а тоннаж используемых для военных нужд трофейных судов переваливал за миллион тонн.
Наряду с немцами, европейцы стали признанной элитой военизированных тыловых формирований Рейха. В отличие от также носивших форму, но часто не имевших даже пистолетов «добровольных помощников» из числа бывших советских граждан, они были поголовно вооружены, являясь не только командирами и надсмотрщиками, но и обеспечивая, наряду с полицией и охранными частями, защиту тыловых коммуникаций. Десятки тысяч европейцев, числящихся в рядах Имперской Трудовой службы, действовали в качестве сапёрных и охранных частей и боролись с партизанами. Вступали они в бой и с Красной Армией, как это было на Кременчугском плацдарме в августе 1941 года, под Ржевом в феврале 1942-го и во многих других местах. На последнем этапе войны Имперская Трудовая служба использовалась и для пополнения регулярных соединений вермахта. Среди них стоит отметить безуспешно контратаковавшие советские войска под Берлином в составе 12-й армии дивизии «Теодор Кёрнер», «Фридрих Людвиг Ян» и «Шлагетер», пополненные более чем 7 тысячами трудовиков-охранников.
Несмотря на порой недостаточную подготовку, европейские тыловые части весьма стойко действовали в оборонительных боях, и заслуги их неоднократно отмечались германским командованием. По неполным данным немецкого генерала Крауса, только голландцы из транспортных формирований вермахта за подвиги в боях с партизанами получили от фюрера 25 «железных крестов» — почти столько же, сколько эсэсовцы дивизии «Нидерланды»!
Всего же с учётом армии Виши, «общих» эсэсовцев, гестаповцев и полицейских и тыловых военизированных формирований, оккупированная Европа дала Рейху более 1 миллиона человек, свыше 100 тысяч из которых погибли. В Гитлере эти люди увидели (и во многом справедливо) очередного крупного объединителя континента типа Карла Великого или Наполеона, который немножко поприжмёт демократию, но обеспечит порядок и поделится добычей.
Партизаны, подпольщики, армия Де Голля и другие антигитлеровские формирования за это время потеряли около 60 тысяч человек. Впоследствии эти цифры были непомерно раздуты, как советской, так и западной пропагандой. Приходилась читать, что французская компартия потеряла в годы оккупации 75 тысяч человек. После нападения Германии на СССР, коммунисты и вправду включились в борьбу с оккупантами, и многие из них героически погибли, но из 45 тысяч павших партизан и солдат Де Голля, 75 тысяч одних только коммунистов никак не получается.
Мифом о великом французском сопротивлении мы обязаны, прежде всего, писателю Илье Эренбургу, который ещё в молодости провёл в парижских кабачках много счастливых часов. В годы войны Илья Григорьевич заслуженно прославился, как агитатор и пропагандист, и его сказки о сражающейся Франции также были полезны. Сознание того, что в тылу у врага действует мощное подполье, поднимало дух советских граждан. Но война закончилась, Франция вступила в НАТО, а запущенный в тактических целях миф, неуклюжий кремлёвский агитпроп так и не развеял.
Конечно, формально, численность подпольщиков была не многим меньше, чем коллаборационистов, но большинство всю оккупацию ждали у моря погоды или даже активно работали на немцев. О своей героической борьбе они вспомнили аккурат перед самым освобождением или даже после него, а патриотизм проявляли, издеваясь над уличёнными в сотрудничестве с оккупантами, независимо от их реальной вины. Желающим ознакомиться с подробностями рекомендую блестящий фильм голландского режиссёра Пауля Верхувена «Чёрная книга». Особенно эпизоды, в которых любовница гестаповского карателя перепрыгивает в объятия канадского освободителя, а толпа благонамеренных обывателей избивает реальную подпольщицу и выливает ей на голову чан с дерьмом.
Некоторые прозорливые деятели перешли на сторону союзников раньше, как, например, некий близкий к Петэну и получивший от него орден молодой перспективный политик. Энергичный юноша появился в Северной Африке, через полгода с лишним после закрепления там британцев и американцев, после чего знающий ему цену Де Голль едва не выгнал незваного гостя пинками. Однако у того нашлись влиятельные друзья, и 26-летний Франсуа Миттеран сделал блестящую карьеру, проведя в кабинете президента Франции целых 14 лет, больше, чем Де Голль и кто-либо другой. Лишь после смерти патриарха французской политики журналист Жорж Бенаму издал книгу с длинным названием «Молодой человек, вы сами не знаете, о чём говорите». Название появилось не случайно. Именно эту фразу бросил Бенаму Миттеран, когда тот удивился дружеским отношениям президента с ветеранами петэновской полиции. Затем режиссёр Серж Моати снял о его бурной молодости документальный фильм «Миттеран в Виши», за что возмущённая вдова главного героя обещала затаскать его по судам, но почему-то не выполнила угрозу.
Среди тех, кто боролся всерьёз, значительную часть составляли эмигранты из России, Югославии, Испании и даже Германии, а ещё более изрядную — беглые советские военнопленные, советские же граждане, угнанные на принудительные работы, и коммунисты. Первые две категории без войны Германии против СССР в Европу просто не попали бы. Коммунисты же до 22 июня 1941 года сохраняли лояльность оккупантам, вели с ними переговоры о возобновлении издания своих запрещённых газет и освобождении арестованных союзными властями активистов, а также выпускали прокламации, в которых гневно клеймили англо-французский империализм.
Лидеры компартий Европы считали своим командиром исключительно товарища Сталина. Пока он поддерживал мирные отношения с Рейхом, они вели себя так же, а чудеса героизма и самоотверженности стали проявлять только когда Гитлер напал на Советский Союз — их Родину не по месту рождения, а по духу.
Наряду с коммунистами и гражданами СССР в французском подполье была чрезвычайно велика также испанских республиканцев бежавших во Францию после поражения в гражданской войне. По неполным данным, к 1944 году во Франции действовало 35 отрядов, состоящих преимущественно из советских граждан, и 27 из испанских беженцев, а всего в сопротивлении и войсках антигитлеровской коалиции воевало до 90 тысяч испанцев.
Из боровшихся с оккупантами российских эмигрантов у нас наиболее известны, казнённые гитлеровцами поэтесса плеяды Серебряного века Елизавета Пиленко (впоследствии монахиня Мария) и княгиня Вера Оболенская, но было и множество других. Само название этого движения возникло из одноимённой подпольной газеты, которую редактировали выходцы из России Борис Вильде и Анатолий Левицкий. Неофициальный гимн Движения «Песню партизан», сочинил также выходец из России Иосиф (Жозеф) Кессель и его родившийся во Франции племянник, в будущем один из самых популярных в России французских писателей — Морис Дрюон. Даже первой исполнительницей «Песни партизан» стала дальняя родственница Михаила Лермонтова и Петра Столыпина Анна Бетулинская, известная на французской эстраде, как Анна Марли.
За вычетом коммунистов, эмигрантов и военнопленных, активных антифашистов в Западной Европе оказалось многократно меньше, чем коллаборационистов. Неудивительно, что самым спокойным местом в оккупированной Европе стали принадлежащие Великобритании Нормандские острова в проливе Ла-Манш. Тут практически не было ни эмигрантов, ни коммунистов, а чиновники и полиция оказались столь лояльны, что немецкие военные могли гулять, где вздумается, без оружия.
Большинство современных историков, объясняющих поддержку фюрера частью советских граждан кровавыми большевистскими репрессиями, об этом предпочитают умалчивать. Ведь рушится краеугольный камень их теории, разъясняющей, что до коллаборационизма жителей СССР, надевших немецкую форму, довели коммунистические репрессии. Но какие кровавые тираны довели до такого же поведения их европейских соратников? Неужели последний премьер-министр довоенной Франции Поль Рейно расстреливал французских лавочников как врагов народа? Или король Бельгии Леопольд гноил соотечественников в лагерях Бельгийского Конго, а королева Нидерландов Вильгельмина раскулачивала голландских фермеров и ссылала их в джунгли Индонезии? А если нет, может, дело не только и не столько в репрессиях?
По всему выходит, что нет, и многие десятки миллионов людей видели в Гитлере такого же объединителя Европы, как Наполеон, с охотой ему подчиняясь. Кроме того, обширные слои населения союзников Германии, оккупированных ею стран и формально нейтральных государств, охватило желание получить свою долю добычи на Востоке. Из нейтральных государств наиболее внушительно выглядит вклад Испании. Через действовавшую под Ленинградом испанскую «Синюю дивизию» (названную по цвету рубашек правящей в Испании монархо-фашистской партии), прибывшую вместе с ней авиагруппу, войска СС и военно-морские подразделения прошли около 50 тысяч военнослужащих, около 10 тысяч из которых погибло. Среди них было некоторое количество добровольцев из соседней Португалии, офицеры которой кроме того, стажировались в немецкой армии.
После войны испанский диктатор Франсиско Франко усиленно продвигал версию, что категорически отказался вступать в войну на стороне Гитлера, чем едва не решил исход Второй Мировой войны. Но на самом деле подоплёка его нейтралитета была иная. Франко выразил готовность поучаствовать во вторжении при условии передачи ему британского Гибралтара, захват которого в 1704 году многие испанцы до сих пор не могут простить англичанам. Ещё вождь Испании желал получить французскую часть Марокко, провинцию Оран в Алжире и, сверх того, некоторые территории на юге самой Франции. Ну и плюс поставки значительного количества вооружений и боевой техники. На перевооружение отсталой испанской армии у Германии не было запланировано достаточно ресурсов, да и за время, необходимое на её обучение, немцы уже планировали занять Москву. Передача Марокко и Орана могла вызвать мятеж частей французской колониальной армии, которым не замедлили бы воспользоваться англичане. Германия сочла такую цену слишком высокой, и потому испанская военная помощь ограничилась «Синей дивизией».
Французы, бельгийцы, голландцы, люксембуржцы, датчане, норвежцы… То есть вся континентально-европейская составляющая созданного в 1949 году Северо-Атлантического блока (НАТО), к которому в 1955 году присоединилась ФРГ, в 1982 году — Испания, а после 1990 года большинство стран Восточной Европы и прибалтийские республики распавшегося Советского Союза.
Немалой поддержкой Гитлер пользовался и во многих арабских странах. В Египте с германской разведкой активно сотрудничал будущий президент, а тогда молодой перспективный офицер Анвар Садат. В Ираке 1 апреля 1941 года ориентирующаяся на Берлин организация «Золотой квадрат» устроила государственный переворот, и британцам пришлось поторапливаться, чтобы успеть задавить мятежников до появления немцев. Иран во избежание перехода на сторону Германии был оккупирован советскими и британскими войсками 25–30 августа того же года, а иранскому шаху Резе Пехлеви пришлось покинуть престол.
Даже в Палестине, в еврейской диаспоре, нашлось немало сторонников сотрудничества с Гитлером против оккупировавших обетованную землю англичан. Сионистское движение всегда охотно сотрудничало с нацистами, совершенно логично считая, что чем жёстче Гитлер будет проводить антисемитскую политику в Германии и на оккупированных территориях, тем больше народу удастся вынудить уехать за границу, а поскольку принимать беженцев, нигде особо не жаждали, то многим поневоле придётся отправляться в нищую Палестину. Однако британцы всё же были реальной властью и, поссорившись с ними, можно было заиметь серьёзные проблемы. Как тут поступить бедному еврею? Каждая сионистская группа ответила на этот вопрос по-своему.
В августе 1940 года от террористической «Иргун цвай Леуми» («Национальной военной организации»), руководство которой решило на время войны помириться с британцами, отделяется группировка «Лохамет херут Исраэль» («Борцы за свободу Израиля») во главе с Авраамом (Яиром) Штерном. Боевики Штерна успешно отстреливают британских офицеров и чиновников, грабят банки и пытаются наладить контакты с Третьим Рейхом. Посланник Штерна Нафтали Любенчик встречается в Бейруте с сотрудником министерства иностранных дел Германии Вернером Отто фон Хентигом, и они даже публикуют совместное заявление о грядущей дружбе Израиля и Третьего Рейха.
Англичане звереют, убивают Штерна, сажают многих активистов организации, перехватывают выехавшего на очередную встречу с гитлеровцами соратника Штерна Натана Елин-Мора, но остальные продолжают действовать. Фактическим лидером организации становится сбежавший из тюрьмы уроженец белорусского посёлка Ружаны Ицхак Езерницкий. Венец его террористической деятельности — убийство британского министра по делам Ближнего Востока Уолтера Гиннеса 6 ноября 1944 года и ликвидация представителя ООН Фольке Бернадотта 17 сентября 1948 года. Затем Езерницкий, более известный как Ицхак Шамир, уходит в политику и 10 октября 1983 года занимает высокий пост премьер-министра Израиля.
В конце 1943 года лидером «Иргун цвай Леуми» становится родившийся в Бресте молодой юрист Менахем Бегин, дезертировавший из польской армии Андерса вместе с тысячами собратьев. Организация немедленно возобновляет террор против англичан и не прекращает его до их ухода из Палестины, а Бегина 21 июня 1977 года избирают премьер-министром Израиля.
В Израиле Бегина, Шамира, Штерна и их соратников почитает чрезвычайно, а в честь последнего один из посёлков страны назван Кохав Яир (Звезда Яира). Однако в те годы многие соплеменники обзывали их фашистами и сдавали англичанам. Самая крупная еврейская военная организация Палестины «Хагана» («Оборона»), созданные при ней отряды спецназначения «Плугат махац» («Ударные роты»), как и умеренное крыло «Иргуна», поддержали Антигитлеровскую коалицию, ограничившись, однако, засылкой во вражеский тыл нескольких диверсионных групп. Немцы безжалостно расправлялись с пойманными сионистскими диверсантами, однако пленные из числа 30 тысяч палестинских евреев, служивших в британской армии на общих основаниях, репрессиям не подвергались.

Лишь в сентябре 1944 года, по личному указанию Черчилля, для участия в боевых действиях против Третьего Рейха из боевиков «Хаганы» начала формироваться Еврейская бригада. Прибыв в Италию 5 ноября 1944 года, она пошла в бой лишь 20 марта 1945 года и поучаствовала только в нескольких мелких стычках, потеряв около 60 человек из 5 тысяч.
Интересно, что по другую сторону фронта, согласно исследованиям американского историка Брайана Ригга, только в германской армии служило не менее 150 тысяч солдат, офицеров и генералов с еврейской кровью, имеющих по современным израильским законам право на гражданство. Некоторые из них были удостоены высоких наград, как, например, Кавалер Железных крестов I и II степени и Золотого Рыцарского креста полковник Вальтер Холландер. Фронтовой друг Геринга Эрхард Мильх дослужился до генерал-фельдмаршала. Скромный рядовой Гельмут Шмидт впоследствии стал канцлером ФРГ, а другой рядовой, Вернер Гольдберг, даже послужил моделью для фотоплаката «Идеальный немецкий солдат». Есть немало оснований усомниться в арийском происхождении кавалера Золотого креста Вилли Максимовича, успешно таранившим на своём «Фокке-Вульфе» американский бомбардировщик… Добавив к этим незаурядным людям лиц с еврейской кровью в армиях союзников Рейха, вряд ли стоит удивляться, что только в советском плену евреями в конце войны записалось 10 173 человека.

На фоне Мильха и Холландера операции Еврейской бригады не слишком впечатляют. Как, впрочем, и деятельность будущего министра обороны Израиля Моше Даяна, главным успехом которого стала атака на пограничный пост французов в Ливане, захваченный тремя десятками боевиков «Плугар махац». В бою шальная пуля попала в командирский бинокль, Даяну выбило глаз осколком стекла, и с того времени он всегда носил свою знаменитую чёрную повязку.
Впоследствии автор легенды о датском короле, пришившем себе на пиджак могендовид ради спасения своих евреев, писатель Леон Юрис изрядно раздул подобные истории. Несколько стычек сионистских диверсантов с французскими патрулями он раздул в эпическое отражение атаки горсткой героев двух батальонов с танками. Уже в наши дни американского сказочника переплюнул известный российский юморист Михаил Веллер. В его рассказе Даян воевал аж под Киевом, где покосил из пулемёта целую роту немцев, а после боя получил орден лично из рук маршала Рокоссовского.
Одноглазый генерал не нуждается в подобном кривлянии вокруг своего имени — реальных подвигов у него и так выше крыши, а израильская армия многократно одерживала блестящие победы над превосходящими силами противника. Но её время настало, когда нужно было арабов из Палестины выкидывать и Иерусалим штурмовать. Конфликты же между презренными гоями типа Черчилля, Сталина и Гитлера для отцов-основателей Израиля значили не больше, чем кухонная разборка между рыжими и чёрными тараканами.
Узнавая о вышеперечисленных фактах, профессиональные борцы с жидомасонским заговором, как правило, начинают истошно вопить о вековом еврейском коварстве. Но как можно ругать людей за то, что им ближе к телу своя рубашка, а не ваша? Надо только не забывать, что правила должны быть одни для всех, и поэтому наследники Бегина, Шамира и Штерна не имеют ни малейших оснований требовать у кого-либо помощи в конфликтах с мусульманским миром. Любые услуги только за наличный расчёт со стопроцентной предоплатой.

Автор - Юрий Нерсесов.
Из книги: "Трупный яд «покаяния». Зачем Кремль пресмыкается перед гитлеровцами?"
Tags: ВВС, ВОВ, ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ, Война всё спишет, Герои современной России., История., Красная армия всех сильней, Красная армия всех сильней. Сове, Мифы ВОВ., Мифы о СССР., Новейшая история., Оружие., Правда и мифы, СССР, Советская Россия, Тайны истории. Новая история, символика. Европа.
Subscribe
promo deni_didro november 15, 2015 10:14 33
Buy for 100 tokens
По мере появления новых мыслей и афоризмов буду добавлять их в данную статью. Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу. У истории короткая память, но длинные руки. Те, кто делают историю, не задумываются, что её ещё предстоит написать. (Т. Абдрахманов.) От жажды умираю над…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment