deni_didro (deni_didro) wrote,
deni_didro
deni_didro

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Восточно -Европейские друзья Гитлера Ч-1.

И был весь мир провинцией России.
Теперь она — провинция его.
(Татьяна Глушкова.)

«Ошибочно думать, что мы сражались за дело враждебных большевикам русских. Напротив, белогвардейцы сражались за наше дело».
(У.Черчилль.)

Предисловие от Дени Дидро.
По мотивам: "Польские друзья Гитлера Ч-1." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/191300.html
"Польские друзья Гитлера Ч-2." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/193128.html
"Польские друзья Гитлера Ч-3." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/193958.html
"Западно-Европейские друзья Гитлера Ч-1." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/198578.html
"Западно-Европейские друзья Гитлера Ч-2." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/199533.html
"Западно-Европейские друзья Гитлера Ч-3." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/200090.html
"Западно-Европейские друзья Гитлера Ч-4." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/200397.html
"Крестовый поход нацистской Европы на СССР Ч-1." по адресу: https://deni-didro.livejournal.com/205983.html
"Крестовый поход нацистской Европы на СССР Ч-2." по адресу:https://deni-didro.livejournal.com/206734.html
А теперь поговорим о восточно-европейских огрызках империй. Которые с радостным визгом кинулись помогать Гитлеру в его крестовом походе на Восток.
В советское время, эту тему старательно замалчивали в угоду политическому моменту. Ибо многие из них стали нашими союзниками. А теперь удивляемся, почему они так категорично к нам настроены. Мы же их освободили и помогали поднимать из руин их экономики. Вот для этого, чтобы такие вопросы не возникали в будущем я и печатаю данный цикл статей.


Характерно, что активнее прочих Гитлера, как потенциального лидера единой Европы, поддержали страны, до того входившие в состав распавшихся империй, некогда претендовавших на свой проект объединения континента. Это, прежде всего, ещё в 1918 году находившиеся под скипетром Габсбургов Австрия, Венгрия, Хорватия, Словения, Чехия и Словакия. Претендующие на продолжение традиций Римской Империи Италия и Румыния. Ну и конечно, отделившиеся от России Польша, Эстония, Латвия, Литва и Финляндия, которую мы, как самого колоритного соседа, рассмотрим отдельно.
Либеральные историки пролили немало горьких слёз, рассказывая, как Сталин с Гитлером лишили восточноевропейские народы достижений демократии. Однако, за исключением Чехословакии и, с некоторыми оговорками Финляндии, ни одна из стран возникших на карте Европы после Первой мировой войны, таковой не являлась. Венгрией с 1919 года самовластно правил бывший адмирал имперского флота Габсбургов Миклош Хорти, и хотя формально в стране имелась парламентская оппозиция, её роль была куда меньше, чем даже в современной России. В 1925 году после серии государственных переворотов демократия рухнула в Албании, в 1926 году — в Польше и Литве, в 1929-м в Югославии, в 1934-м в Латвии, Эстонии и Болгарии. В 1936 году — генерал Иоаннис Метаксас стал фактическим диктатором Греции, а в 1938 году — король Кароль II добил остатки парламентаризма в Румынии.
За исключением Австрии и Чехословакии, жили восточноевропейские страны бедно, а политическая ситуация была чрезвычайно нестабильна у всех без исключения. Одних мучили фантомные боли рухнувшего имперского величия и мечты о реванше, другие, ошалев от только что обретённой самостийности, стремились откусить от соседей свои «исконные» земли, третьи постоянно разбирались с собственными национальными меньшинствами и прочими внутренними врагами. Бои на развалинах СССР и Югославии помнят все, а в те годы, пассионарность новых независимых стран ещё не была подорвана кровопусканием Второй Мировой войны. Поэтому трясло всех не по-детски. Больше прочих конечно отличилась Польша, ухитрившаяся в 1919–1922 гг. подраться со всеми соседями, включая Советскую Россию, Украину, Германию, Литву и Чехословакию. У всех кроме чехов, поляки сумели отхватить по кусочку, но и остальные восточноевропейские страны бешено стремились урвать, всё что плохо лежит.
Не упускали своего даже совсем мелкие прибалтийские республики. Литовцы в 1923 году захватили Мемель (ныне Клайпеда), где преобладало немецкое население, проголосовавшее на референдуме за придание своей малой родине статуса вольного города. Латвия в 1920 году оттяпала у охваченной Гражданской войной России Пыталовский район, а Эстония — Ивангород и Печоры, проявив ради этого изрядную подлость.
Формально воюя на стороне белых против красных, Эстония вела двойную игру, нещадно торгуясь за участие в боевых действиях с белыми, и за неучастие с красными. От командующего белогвардейской Северо-Западной армии Николая Юденича Таллин требовал уступки побережья Финского залива вплоть до Ораниенбаума, а пока суд да дело поставил в Псков наместником своего ставленника бывшего красного командира Станислава Булак-Балаховича. Тот же формально подчиняясь Юденичу, реально плевал на него и грабил занятую территорию в интересах таллинских боссов. Когда озверевший Юденич выкинул батьку из Пскова, тот сбежал служить к полякам, а эстонцы практически прекратили воевать, чем изрядно способствовали разгрому белогвардейцев, хотя те отважно защищали их от красных. В конце концов, заручившись у большевиков уступкой приграничных земель, разоружили остатки белых, ограбили их до нитки и загнали на лесоповалы, торфоразработки и в сланцевые шахты, где русские союзники тысячами умирали от голода и тифа.
Поведение эстонцев выглядит особенно гнусно, если вспомнить, что без помощи белых большевики вошли бы в Таллин, ещё зимой 1919 года — однако для маленькой гордой страны такое поведение естественно. Пройдёт двадцать с небольшим лет, и вслед за немцами в Псков войдут сначала 37-й эстонский полицейский батальон, а затем генеральный директор по внутренним делам созданного немцами «Эстонского самоуправления» Хяльмар Мяэ. На банкете в ночь на 1 января 1943 года Мяэ обещал полицаям, что после победы немцы обязательно передадут Псков Великой Эстонии. Ещё дальше в борьбу за Великую Эстонию забрался 36-ой эстонский полицейский батальон, уничтоженный в конце 1942 года на Дону, а 19-й и 21-й латышские полицейские батальоны, вместе с 29-м и 33-м эстонскими, наводили орднунг в окрестностях Ленинграда. Прирасти новыми территориями прибалтийским карликам не удалось, но немцы щедро передали латышским, литовским и эстонским куркулям десятки тысяч военнопленных в качестве сельскохозяйственных рабов.
Прочие будущие члены НАТО также жаждали соседних территорий и потому грызлись между собой постоянно. В 1919 году советская Венгрия, воевала против Румынии и Чехословакии. После развала последней в 1939 году отколовшаяся Словакия имела крупный пограничный конфликт с Венгрией, в котором обе стороны применяли танки и авиацию. Италия трижды — в 1919, 1921 и 1924 гг. пыталась захватить, ставший после Первой мировой войны вольным городом Фиуме (ныне хорватская Риека) и с третьей попытки добилась своего. В 1923 году итальянцы бомбардировали и оккупировали греческий остров Корфу, но были вынуждены вывести оттуда войска под давлением Англии. Греция кроме этого инцидента в 1919–1922 гг. воевала с Турцией, а в 1925 году имела пограничный конфликт с Болгарией…
Как видите, цивилизованная Европа была в тот период паучатником, почище современного Кавказа! Неудивительно, что Гитлер, легко использовал устремления взбесившихся имперских осколков, превратив их за долю в добыче в послушных подельников.
Италия, формально входя в число победителей в Первой Мировой войне, но, не удовлетворившись полученной добычей, в виде Триеста, Южного Тироля и некоторых других территорий, грезила о новой Римской Империи. Придя к власти в 1922 году, энергичный диктатор Бенито Муссолини, начав с захвата Фиуме, в 1936 году оккупировал Эфиопию, в 1939-м Албанию и был полон решимости продолжить завоевания. Однако понимая слабость итальянской армии, дуче считал необходимым заручиться помощью могущественного союзника и нашёл его в Берлине.
Венгрия, к началу политического романа с Германией, пережила социалистическую революцию, подавленную с помощью Румынии и Чехословакии, красный и белый террор, и несколько путчей, два из которых организовал лично последний монарх Австро-Венгерской империи Карл Габсбург. Являясь одной из двух господствующих наций габсбургской монархии, венгры особо остро переживали распад страны и желали присоединить к ней, как минимум все населённые соплеменниками, регионы соседних Чехословакии, Румынии и Югославии. Поддержка населением коммунистов в 1919 году в значительной степени была обусловлена обещанием последних отстаивать спорные территории. Поскольку Англия и Франция, перекроив европейские границы по своему усмотрению, были категорически против, адмирал Хорти устремил орлиный взор старого морского волка на Берлин.
Австрия стала ареной борьбы прогитлеровских нацистов, социал-демократов и тяготеющих к Муссолини, ультраправых католиков (так называемых австрофашистов). В 1934 году эта борьба перешла в серию вооружённых столкновений, в ходе которой погибло до 2 тысяч человек, включая главу правительства — канцлера Энгельберта Дольфуса. В отличие от Венгрии, большинство населения, возрождать монархию не хотела, а желало жить в единой Германии. Австрийцами эти люди себя не считали, так назывались жители Австрийской империи, составлявшей западную часть Австро-Венгрии вместе с Венгерским королевством. Когда приятель бравого солдата Швейка сапёр Водичка набил морду хозяину венгерского борделя Каконю, разруливающий скандал полковник Шрёдер заметил: «Мы австрийцы — будь-то немцы или чехи, всё ещё здорово против венгров…» и был совершенно прав.
Неудивительно, что австрийский парламент ещё в 1918 году проголосовал за объединение с Германией. Вмешательство Англии и Франции прервало процесс, и даже попытка создания австро-германского таможенного союза, была пресечена. Однако горячее желание осталось и потому неудивительно, что в 1938 году Вена встретила Гитлера цветами и радостно влилась в состав Третьего Рейха, как его равноправная часть, а многие австрийцы заняли высокие посты в элите объединённой страны. Венский адвокат Эрнст Кальтенбруннер стал начальником Главного управления имперской безопасности, а инженер-строитель Отто Скорцени, не совсем заслуженно прославился, как главный диверсант Гитлера.
Католическая Хорватия, ранее входившая, наряду со Словенией и Боснией-Герцеговиной, в состав Венгерского королевства и Австро-Венгерской империи, в 1918 году добровольно вошла вместе с ними в состав Югославии, объединившейся под скипетром единокровной, но православной сербской династии Карагеоргиевичей, но была недовольна своим положением внутри него. Умеренные хорватские политики требовали внутренней автономии, а более радикальные желали отделиться, прихватив при этом изрядную часть территорий с сербским населением. Сепаратистские настроения были сильны также у македонцев, боснийских мусульман и словенцев. Даже часть чрезвычайно близких сербам черногорцев, поддерживали свою королевскую династию Негошей, отстранённую от власти в процессе создания Югославии.
Отношения между хорватскими и сербскими националистами портились с каждым днём, и периодически выливались в стрельбу. Сторонник правящего режима — сербский депутат Пуниша Рачич, прямо на заседании парламента 19 октября 1928 года пристрелил лидера Хорватской Крестьянской партии Степана Радича и ещё двоих депутатов от ХКП, тяжело ранил двух других и попытался убить лидера сербской оппозиционной Независимой демократической партии Светозара Прибичичевича. Пытаясь покончить с межнациональными столкновениями, король Александр в 1929 году установил режим личной диктатуры, но его усилия были безуспешны. Вскоре, хорватские нацисты-усташи (повстанцы) скооперировались с сепаратистами Македонии, и 9 октября 1934 года македонский боевик Владо Черноземский убил короля во время его визита в Марсель.
В 1939 году сербы и хорваты, кое-как договорились, и Хорватия получила автономию. В её состав вошли все территории боснийских мусульман, и некоторые земли с сербским населением, но набравшее силу движение усташей и его политическое крыло — Хорватская партия права, требовали полной независимости и присоединения новых сербских территорий. Из проживающих там сербов в количестве почти 2 миллионов, предполагалось треть уничтожить, треть изгнать, а треть перекрестить в католичество и переделать в хорватов.
Когда германские, итальянские и венгерские войска 6 апреля 1941 года вторглись в Югославию, давно сотрудничавшие с Гитлером и Муссолини хорваты немедленно выступили в их поддержку. Перед началом вторжения лидер правящей в Хорватской автономии Крестьянской партии, первый заместитель премьер-министра Югославии Владко Мачек, обратился к германским представителям с предложением о сотрудничестве. Одновременно более 50 % хорватских резервистов уклонилось от мобилизации, причём их примеру приблизительно в той же пропорции последовали боснийские мусульмане, словенцы и македонцы. Многие хорватские солдаты сдавались или переходили на сторону противника, предварительно перебив сербских однополчан. Почти без боёв развалилась, укомплектованная главным образом хорватами 4-я югославская армия, причём два её полка, атаковав армейский штаб в Биеловаре, полностью дезорганизовали её управление. Выступления хорватов способствовали завершению операции уже к 17 апреля, причём немцы потеряли всего 166 человек убитыми, а итальянцы и венгры менее тысячи.
Наспех объединённая из нескольких осколков Австро-Венгрии, Сербского и Черногорского королевств, а также ранее входивших в состав Османской империи Македонии и Косово, Югославия оказалась мертворождённой. Часть её территории отошла Германии, Италии, Венгрии и Болгарии, а большая часть хорватских и боснийских земель были объявлены Независимым Государством Хорватия. Формально его возглавлял король Томислав II, он же итальянский князь Аймонеди Торино, но реально вся власть была в руках у премьер-министра Павелича.
Чехословакия стала единственной восточноевропейской страной, избежавшей установления диктатуры, но страну трясли межнациональные конфликты между чехами, словаками, немцами, венграми и поляками, причём трём последним этническим группам щедро помогали соотечественники за границей, и их выступления порой приходилось подавлять с помощью танков.
После того как, Чехословакия капитулировала перед Германией, Венгрией и Польшей, население присоединённой к Германии Судетской области служило в вермахте, СС и полиции Рейха. Военнообязанные жители, включённых в состав Венгрии Южной Словакии и Закарпатья, призывались в её вооружённые силы.
Власти оккупированной немцами Чехии, переименованной в Протекторат Богемии и Моравии, располагали собственными силовыми структурами. Через их ряды прошло около 30 тысяч человек, в составе жандармерии, 12-ти охранных батальонов и ряда более мелких подразделений. Предназначалось это воинство, главным образом, для борьбы с чешскими партизанами, однако в связи с отсутствием таковых откровенно бездельничало. Понятно, что экономные гитлеровцы возмущались зрелищем тысяч занятых в основном пропиванием протекторатного бюджета дармоедов. Посему они стали отправлять чешское воинство в другие регионы, где работёнки было побольше. Например, в августе 1944 года 11 батальонов протектората прибыли в Италию отлавливать тамошних антифашистов. Однако к тому времени исход войны был уже ясен, а потому 800 человек перешли к партизанам, после чего немцы разоружили остальных и использовали на строительстве укреплений.
Ещё несколько тысяч чехов, наряду с местными фольксдойче вступили в СС, главным образом в 31-ю пехотную дивизию «Богемия и Моравия» и кавалерийскую дивизию СС «Лютцов». Некоторые из них, весьма отличились, а сын министра образования протектората Эммануэля Моравца даже получил Железный крест.
Словакия, наряду с полицией и военизированными подразделениями правящей фашистской партии, к началу войны имела действующую армию, в составе 3 пехотных дивизий. Гитлер помог словакам отделиться от чехов и не допустил их полного поглощения Венгрией, а такие услуги стоили дорого. Поэтому в 1941 году две словацкие пехотные дивизии и одна моторизованная бригада приняли участие во вторжении СССР, после чего были переформированы в моторизованную и охранную дивизии. Мотодивизия вместе с 17-й германской армией и румынским кавалерийским корпусом наступала на Туапсе, а охранная, как и полагалось, гонялась за партизанами. Одновременно против СССР действовали и четыре словацких авиаэскадрильи.
После Сталинграда боевой дух словаков сильно упал, а количество дезертиров и перебежчиков, напротив, изрядно выросло. После этого словацкие войска были отведены в тыл, причём одну дивизию наряду с чехами использовали для антипартизанских операций в Италии. В августе 1944 года, когда поражение Германии стало делом ближайшего времени, 17 тысяч словацких военнослужащих приняли участие в восстании, однако их роль оказалась куда меньше, чем предполагалось. Из-за неповоротливости командования немцам предварительно удалось разоружить большинство готовящихся восстать частей.
Всё это заставляет считать чехов и словаков не слишком надёжными партнёрами фюрера, но виноваты тут не идейные соображения, а своеобразные национальные традиции. Чехословацкая армия — единственная в мире ухитрившаяся в течение тридцати лет дважды (в 1938–1939 и 1968 гг.) сдать свою страну без боя, а ещё раньше совершить самое знаменитое предательство Гражданской войны в России. После поражения белых в Сибири, именно командование Чехословацкого корпуса выдало противнику их вождя Александра Колчака в обмен на право удрать домой с награбленным барахлом.
Тем не менее, в ходе Второй Мировой войны, в советских лагерях оказалось 69 977 чехов и словаков. И это без учёта погибших в боях, взятых в плен на Западе, отпущенных по домам без отправки в лагеря и зачисленных, после взятия в плен, в чехословацкие части, воюющие на стороне СССР. Поскольку 60 280 поляков в советских лагерях соответствуют полумиллиону в вооружённых силах Третьего Рейха, на 69 977 пленных соплеменников бравого солдата Швейка приходится как минимум такое же количество чехов и словаков, воевавших за любимого фюрера.
Из государств, созданных при поддержке Гитлера, самой многочисленной армией располагала Хорватия, давшая примерно 70 % коллаборационистских формирований Югославии. (При том, что хорваты и боснийские мусульмане составляли чуть больше 25 % населения страны). Уже к концу 1941 года в её военизированных формированиях состояло 100 тысяч человек. В последующие годы их общая численность превысила 200 тысяч. Армия располагала артиллерией и бронетехникой, а в её авиации числилось до 150 самолётов, ранее в основном принадлежавших Югославии. Хорваты сумели создать даже небольшой флот, укомплектованный в основном речными мониторами, канонерскими лодками и сторожевыми катерами. Даже в начале 1945 года, когда крах Германии был уже очевиден, в армии Павелича насчитывалось около 150 тысяч человек, часть продолжала сражаться и после официального завершения боевых действий. Зато когда советское командование с трудом уговорило 3,5 тысячи хорватских пленных отправиться воевать с немцами, созданная из них бригада ввиду массового саботажа и дезертирства превратилась в настоящий кошмар для соседей по окопам.
Кроме соединений, воевавших против югославских партизан, Загреб отправил на Восточный фронт один полк в составе немецких войск и равный усиленному батальону легион в рядах итальянской армии. Там же оказалось три оснащённых современными немецкими машинами хорватских эскадрильи, а на Чёрном море действовал отряд моряков, базирующийся в Николаеве. После уничтожения хорватских сухопутных частей под Сталинградом и на Верхнем Дону против СССР действовала лишь авиагруппа, зато в Югославии с зимы 1943 года к антипартизанским операциям приступили 369-я и 372-я пехотные дивизии. Оба соединения имели немецкий командный состав и входили в состав вермахта, но подавляющее большинство рядовых и унтер-офицерских должностей в них занимали хорваты. Точно по такому же принципу год спустя была сформирована 392-я пехотная дивизия.
Боснийские мусульмане, районы, обитания которых входили в усташскую Хорватию, располагали собственной 4-х тысячной милицией, а в феврале 1944 года против отрядов Тито выступила 13-я горнопехотная дивизия СС «Хандшар». Состоявшая из правоверных почитателей Аллаха, дивизия имела на своём гербе кривой кинжал особой формы, собственно и давший название 21-тысячному мусульманскому соединению. Духовно личный состав «Хандшара» окормлял иерусалимский муфтий Хадж Эмин Аль-Хуссейни, чей племянник Ясир Арафат до самой смерти возглавлял палестинских арабов. Первые полгода паства муфтия воевала вполне прилично, но с сентября воины Аллаха побежали из «Хандшара» тысячами. Пополняемая уже не только боснийцами, но и хорватами, косовскими албанцами и югославскими фольксдойчами, дивизия вступила в бой с советскими войсками, которые и добили её окончательно.
Население присоединённых к Германии областей Словении с 1941 года призывалось в вермахт на общих основаниях. Только в сухопутных силах на 1 апреля 1944 года их числилось 15 185 человек.
Из косовских албанцев в войсках СС в июне 1944 года сформировали ещё одну горно-пехотную дивизию, получившую порядковый номер 21 и названную в честь албанского национального героя Скандербега. Как и боснийцы, косовары отличились не столько боевыми подвигами, сколько грабежами и разбоями. Уже в декабре «Скандербег» пришлось расформировать из-за массового дезертирства, однако часть личного состава продолжала сражаться в рядах укомплектованной югославскими немцами 7-й горнопехотной дивизии СС «Принц Евгений». Численность албанской полиции, созданной в Косово итальянской администрацией, достигла к середине 1943 года 14 тысяч человек. Столько же полицейских действовало в также оккупированной Италией части Словении, а собственно Албания была захвачена Италией ещё до начала Второй Мировой войны практически без сопротивления и до 1943 года поставляла в её армию и полицию новобранцев, хотя и не лучшего качества.
Через официальные коллаборационистские формирования, Сербии, находившейся под немецким управлением, и Черногории, оккупированной итальянцами, прошло примерно 100 тысяч человек. Однако кроме них действовали и куда более многочисленные отряды чётников, формально подчинявшихся королевскому правительству в эмиграции, иногда нападавшие на оккупантов, но с конца 1941 года, всё чаще вступавшие с ними в соглашения против партизан Тито, а в 1943–1945 гг. воевавших почти исключительно на стороне Гитлера.
Особо стоит выделить многочисленных русских эмигрантов, проживавших в Югославии после бегства от большевиков. Вскоре после прихода немцев, они предложили им свои услуги и активно участвовали в карательных акциях против приютившего их народа. То ли случайно, то ли забавы ради, состоящим из 5 пехотных полков Русским Охранным корпусом гитлеровцы поставили командовать этнического еврея Бориса Штейфона. Вдоволь успели послужить оккупантам и сами их благородия, и их детишки, окончившие созданные уже в эмиграции кадетские корпуса. Среди прочих карателей можно особо выделить славных потомков истинного арийца саксонского пивовара Самуэля-Эфраима Йордана — начальника штаба бригады Бориса Йордана и его сына обер-лейтенанта Алексея Йордана, что приходятся подельнику Чубайса по прихватизации казённого добра Борису Йордану-младшему, соответственно дедушкой и папой.
Полицаи из Охранного корпуса имели в Европе столь скверную репутацию, что известный монархист Виталий Шульгин однажды сказал, что, слыша о них, он стыдится, что является русским. В Югославии соратники Штейфона и Йорданов продемонстрировали прямо-таки классическое сочетание холуйства перед немецкими хозяевами и хамства относительно мирного населения: «Как-то раз в конный взвод зашёл приехавший в Бор немецкий унтер-офицер из хозяйственной части штаба корпуса — Вернер. — Вспоминал служивший в корпусе штаб-ротмистр Сергей Вакар. — Для его встречи полковник Попов выстроил взвод и скомандовал: «Взвод — смирно, равнение — направо!» Когда же я спросил его, зачем он, будучи лейтенантом вермахта, так встречает унтер-офицера, он мне ответил: «Ну как же иначе, ведь он всё-таки немец!»… Конный взвод имел обыкновение во время разъездов завтракать с вином и водкой за счёт благодарного населения, причём хозяина дома или сельского старосту предупреждали, что если он только попробует за угощение взять деньги, то он увидит, что будет. Полковник Попов как щепетильно честный и порядочный человек всегда предлагал хозяину дома деньги за угощение, но, видя напоминающий кулак из-за спины полковника, хозяин всегда наотрез отказывался брать деньги». (Из сборника «Материалы по истории русского освободительного движения»).
Ещё больше отличился на Балканах 15-й казачий кавалерийский корпус СС, воевавший под командованием германского генерала Гельмута фон Паннвица и политически окормляемый заслуженным борцом за независимость Дона от России атаманом Петром Красновым. Бравый атаман ещё в 1918 году пытался создать на Дону марионеточное государство под опёкой германского кайзера, смиренно прося его «признать права Всевеликого войска Донского на самостоятельное существование» и «содействовать присоединению к Войску по стратегическим соображениям городов Камышина и Царицына Саратовской губернии и города Воронежа и станции Лиски и Поворино».
В эмиграции Краснов на первых порах отрёкся от непопулярного в белой среде казачьего сепаратизма, но после вторжения Гитлера в СССР и получения от немецких хозяев должности начальника Главного управления казачьих войск при Министерстве Восточных оккупированных территорий его надежды вспыхнули с новой силой. «Помните, вы не русские, вы казаки, самостоятельный народ! — учил атаман своих пропагандистов на курсах в Потсдаме. — Русские враждебны вам. Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настал час, когда мы, казаки, можем создать свою независимую от Москвы жизнь». (Газета «Русская жизнь», Сан-Франциско, 1961 г.)
Право строить самостоятельную от Москвы жизнь казакам, среди которых преобладали советские предатели, но было и немало и осевших в Европе эмигрантов, пришлось завоёвывать в карательных акциях против югославских партизан. Описывая подвиги красновцев, порой приходит в ужас даже сочувствующий им петербургский историк Александр Смирнов: «Кавалеристы 1-й казачьей дивизии жгли, грабили, насиловали и убивали. Города и сёла Югославии стонали от разбоев «казачьей орды Вермахта»… В июне 1944 года их полк занял городок Метлика — предместье города Загреб-Карловац. Изнасилованию подверглись все женщины городка, кроме совсем крошечных девчушек и дряхлых старух… Нередко женщинам за доставленное удовольствие казаки платили пулей в лицо». («Казачьи атаманы»).
Сдавшийся в плен англичанам корпус был выдан советским властям, Краснова и его соратников повесили (Паннвица, на мой взгляд, совершенно незаслуженно — он не был ни предателем, ни сепаратистом, а за военные преступления в Югославии отвечать должен был перед югославами), некоторую часть личного состава расстреляли или посадили, но большинство отделалось ссылкой. Потом наступила демократия, и в 1994 году памятник Краснову, Штейфону и их соратникам был установлен во дворе московского Храма всех Святых у станции метро «Сокол», по благословению священников Русской Православной церкви, при содействии ветеранов СС и их русских прихвостней. Чувствуя себя духовно близкими покойным, руководство РПЦ и светские власти отнеслись к монументу вполне благожелательно, и в итоге инициативная группа москвичей снесла его явочным порядком.
В 1944–1945 гг. югославские коллаборационисты и красновские казаки неоднократно вступали в бой с Красной армией, и к концу войны в советском плену, не считая белоэмигрантов, было зарегистрировано 21 830 выходцев из Югославии, подавляющее большинство которых составляли хорваты и боснийские мусульмане. Общее количество уроженцев Балкан, прошедших через военизированные формирования гитлеровской Европы, можно оценить как минимум в миллион. Точнее подсчитать сложно, поскольку ни американцы, приютившие после войны десятки тысяч нацистских пособников, ни югославские партизаны, как правило, кончавшие пленных на месте, статистикой не занимались. Известно, что одних югославских немцев в составе дивизии «Принц Евгений», охранных полков «Нижняя Штирия» и «Михаэль Райхер» и других подразделений к 1 апреля 1944 года числилось 39 054 человека. В тот же период, только в сухопутных частях Германии служили 54 тысячи румынских, 22 125 венгерских и 5390 словацких фольксдойче, а всего только через войска СС за всю войну прошло более 300 тысяч восточноевропейских немцев. В ряде дивизиях (7-я моторизованная СС «Принц Евгений», 11-я моторизованная СС «Норланд», 18-я моторизованная СС «Гётц фон Берлихинген», 22-я кавалерийская СС «Мария Терезия», 31-я пехотная СС «Богемия и Моравия», 13-я авиаполевая и др.) заграничные немцы явно преобладали. В конце войны из чешских немцев были сформированы 605-й и 610-й батальоны фольксштурма.
Многие фольксдойче сыграли значительную роль при захвате Германией стран, в которых они проживали. Боевики из числа польских немцев в начале гитлеровского наступления неоднократно обстреливали воинские части поляков, чем спровоцировали расправу над мирными жителями из числа проживавших в Польше немцев. Вооружённые выступления фольксдойче в Судетской области Чехословакии в мае-сентябре 1938 года способствовали капитуляции чехословацкого правительства в Мюнхене и передаче Судетов Германии. Когда же чехословацкое правительство провело мобилизацию, свыше половины немецких призывников не прибыли в свои части, а всего из 126 тысяч уклонистов немцев оказалось 100 тысяч, или 80 %.
В первые же дни войны в Югославии, диверсионные отряды югославских фольксдойче организованных в тайную организацию «Юпитер», захватили ряд важных объектов, в частности некоторые укрепления так называемой «Линии Рупника» на словенско-австрийской границе и стратегический мост через Драву у Марибора. Некоторые из заграничных немцев достигали достаточно высоких должностей в армии и СС. Бывший офицер австро-венгерской армии и румынский генерал Артур Флепс сохранил своё звание и в германских вооружённых силах, командуя, сперва, дивизией «Принц Евгений», а затем 5-м горным корпусом СС.
В СССР фольксдойче с охотой пополняли оккупационную полицию и другие вооружённые формирования, составив в частности 17-й кавалерийской полк 8-й кавалерийской дивизии СС «Флориан Гейер». (Зная это, начинаешь с куда большим пониманием, относится к превентивной высылке поволжских немцев в Сибирь и Казахстан, как впрочем, и к аналогичной отправке в концлагере проживающих в США японцев).
Ещё больше бойцов дала Третьему Рейху Австрия. Сразу же после объединения с Германией в 1938 году там были сформированы 44-я и 45-я пехотные, 2-й и 3-й горнопехотные и 4-я лёгкая моторизованная (впоследствии 9-й танковая) дивизии. Всего уроженцами Австрии укомплектовали 26 дивизий вермахта и СС, многие из которых особо отличились в ряде важнейших военных операций. В частности, именно 45-я пехотная дивизия после недели ожесточённых боёв взяла Брестскую крепость, а годом ранее горные стрелки 3-й дивизии захватили Нарвик.
Именно горные части стали родом войск, в котором роль иностранных добровольцев и фольксдойче особенно велика. Кроме уже упоминавшихся 2-й и 3-й австрийских, 7-й югославской, 13-й боснийско-мусульманской и 21-й албанской, с августа 1944 года против итальянских партизан действовала недоукомплектованная 24-я горнопехотная дивизия СС «Карстъегерь», куда входили австрийцы, итальянские и югославские фольксдойче, хорваты и словенцы. Немало выходцев из зарубежных немецких общин и скандинавов служило также в 6-й горной дивизии СС «Норд», а всего половина воспетых Высоцким «альпийских стрелков» германской армии родилась за пределами германской границы 1937 года. Ещё больше горных дивизий, Гитлер получил от союзников, в основном итальянцев и румын (соответственно 6 и 4 дивизии). Без многочисленного союзного контингента Берлин физически не располагал должным количеством призывников из горных регионов, дабы разбираться с противником среди скал и ущелий.
Оценить значение контингентов стран, входивших в Габсбургскую империю весьма сложно. Австрийцев, исходя из количества дивизий (26), лиц служивших в других соединениях и военнопленных в советских лагерях (156 681) выходит порядка 6 % личного состава вермахта и войск СС. Фольксдойче из стран, признанных жертвами агрессии, поляки, чехи, плюс словенцы и хорваты бывшей Югославии в границах Рейха и хорватские добровольцы в германской армии в сумме дают почти столько же, а их общий вклад в вермахт и СС составляет не менее 10 % личного состава.
Австрийцы и фольксдойче качественно соответствовали основной массе немецких военнослужащих. Боевые качества прочих союзных контингентов смотрелись куда скромнее, но ввиду большой численности их помощь часто оказывалась весьма существенной. Размещённые на второстепенных участках фронта, союзники освобождали немецкие войска для наступления на главных направлениях. До ноября 1942 года такая тактика, как правило срабатывала, однако при переходе к обороне она оказалась губительной, что наглядно показал финал Сталинградской битвы, положение изменилось. Легко прорвав позиции занимаемые румынами, танковые корпуса Красной Армии окружили и уничтожили 6-ю германскую армию. Чуть позже разгром итальянцев и венгров на Дону привёл к окружению под Воронежом 2-й германской армии, которая с трудом прорвалась на запад.
Но пока до Сталинграда было далеко, союзные соединения помогали неплохо, и немцы старались привлечь их для похода на Восток в максимальном количестве. Самый крупный контингент направила Румыния. Она уже год испытывала тяжелейший комплекс мелкого жулика, который влез в драку крупных авторитетов, урвал куш у них из-под носа, а потом случилось страшное. Опомнившись, бандюки надавали шпанёнку пинков, и отобрали нажитое непосильным трудом.

Урвать добычу, румынам удалось без единственного выигранного сражения. В 1913 году Румыния вступила во Вторую Балканскую войну между Болгарией с одной стороны и Сербией и Грецией с другой. Пользуясь тем, что вся болгарская армия воевала против сербов и греков, румыны вторглись в Болгарию, подошли к Софии и вынудили болгар передать им Южную Добруджу с городами Добрич и Силистра.
В 1916 году после тяжёлого поражения войск Австро-Венгрии от русских армий Алексея Брусилова, Румыния объявила ей войну, но была наголову разгромлена. Германцы, австро-венгры и болгары захватили Бухарест, и с лишь помощь России помогла удержать румынам маленький кусочек территории. Реванш Румыния взяла два года спустя, когда Австро-Венгрия и Россия развалилась, она отхватила от первой Трансильвании, а от второй Бессарабию (нынешняя Молдова) и Северную Буковину (ныне Черновецкая область Украины).

Продолжение следует...

Tags: ВВС, ВОВ, ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ, Война всё спишет, Герои современной России., История., Красная армия всех сильней, Красная армия всех сильней. Сове, Мифы ВОВ., Мифы о СССР., Новейшая история., Оружие., Правда и мифы, СССР, Советская Россия, Тайны истории. Новая история, символика. Европа.
Subscribe
promo deni_didro november 15, 2015 10:14 33
Buy for 100 tokens
По мере появления новых мыслей и афоризмов буду добавлять их в данную статью. Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу. У истории короткая память, но длинные руки. Те, кто делают историю, не задумываются, что её ещё предстоит написать. (Т. Абдрахманов.) От жажды умираю над…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments