deni_didro (deni_didro) wrote,
deni_didro
deni_didro

Categories:

Эмиграция в начале 20 века и мифы про неё.

В нашей стране создалось превратное мнение о том, что массовая эмиграция из нашей страны началась только в связи с Гражданской войной в 1917 -1922гг. Но на самом деле это далеко не верное мнение. На самом деле ещё до революции, из Российской империи шёл достаточно обширный людской поток. Сравнимый вполне, с современным потоком из Российской Федерации.
Причём подсчитать довольно точно количество эмигрантов, покинувших нашу родину в конце 19 - начале 20 веков, довольно затруднительно, оценки разнятся. Но по данным дореволюционных статистических справочников можно сделать определённые выводы:так например, в 1860—1890 гг. из Российской империи эмигрировали 1 128 563 человека, то есть в среднем по 37 619 человек за год. В 1890—1915 гг уже это количество увеличилось на порядок и эмигрировало уже 3 347 618 человек, то есть в среднем за год 133 904 человека. Таким образом, можно сделать вывод, что из царской России, за время царствования Николая II бежало около 3,5 миллиона человек, то бишь население европейского государства средних размеров конца 19 - начала 20 века. В год от царя и его режима уезжало число людей, соизмеримое с эвакуированными из Крыма в ноябре 1920 г., но почему-то сейчас, никому не приходит в голову называть это "великим исходом".
Люди бежали от "святого" царя Николая из-за массовых гонений по политическим, национальным или религиозным мотивам.
Причём среди эмигрантов попадались представители совершенно разных политических и социальных течений: начиная от двух десятков князей и княжон из Рюриковичей и заканчивая кадетами, эсерами и социалистами всех мастей.
Теперь возьмём пример дальше, живёт например в Галиции обычный инженер-путеец во время ГВ он знакомиться с дворянкой-беженкой из центральных губерний империи и жениться на ней. оставаясь при этом жить на этой территории. Но позвольте, ведь эти территории по Рижскому мирному договору остались за поляками. и что нам теперь их и их детей тоже считать эмигрантами?
Пойдём дальше, а надо ли нам считать эмигрантами русских жителей Желтороссии, то есть Маньчжурии? Не будем забывать, что Харбин был построен русскими и примерно половину его жителей составляли выходцы из Российской империи.
Как нам быть с сотнями тысяч прибалтов, немцев, поляков, западных белорусов, западных украинцев, которые в 1920—1922 гг. отправились из Центральной России в места, где жили их предки?
Я специально задаю эти вопросы по поводу численности русской эмиграции, поскольку прежде эмигрантские, а сейчас и россиянские историки обожают жонглировать этими цифрами. От большевиков, мол, тогда бежали - 2 миллиона, 4 миллиона, 8 миллионов, 10 миллионов, 20 миллионов «лучших людей, элиты русского общества». Варвары-большевики вывозили из «совдепии» философов целыми пароходами. Если брехать – так брехать по крупному, кто больше сбрешет! Может, из СССР вообще выехали 150 миллионов, то есть все население дореволюционной царской России, а осталось в ней всего- ничего, несколько тысяч "носатых и пархатых" комиссаров, как на белогвардейских плакатах?
Также были дети, вынужденно ставшие эмигрантами, как родной брат моей прабабки, вывезенный ещё в 1918 году, вместе со своим кадетским училищем из Новочеркасска во Францию и никто его желания не спрашивал при этом. До сих пор его потомки, ставшие коренными французами живут в Париже и Марселе. Из них только один его внук хорошо говорит по русски, так как является лётчиком гражданской авиации и летает в Россию. Остальные же стали французами не только по месту рождения, но и образу мыслей, как сейчас говорят, по менталитету и к сожалению уже не знают язык предков.
Ассимиляция же русской эмиграции для кого-то из квасных патриотов - (воспевающих бедое движение), может показаться чем-то обидным. Но, увы, в 20—40х годах ХХ века это было самое разумное решение как для них, так и для нашей родины в целом.
Советский Союз был окружен вражескими государствами, десятки эмигрантских организаций засылали к нам шпионов и диверсантов. В такой ситуации устраивать массовый прием эмигрантов, бежавших из страны в 1918—1922 гг., было слишком рискованно. Хотя многие тысячи эмигрантов были благожелательно встречены в СССР. Достаточно сказать, что только в 1921 г. в Советскую Россию вернулись 121 843 эмигранта. И если в первые месяцы 1921 г. эмигранты возвращались в инициативном порядке, то уже с середины 1921 г. советские представители за рубежом, как легальные, так и нелегальные, стали участвовать в организациях, помогающих беженцам вернуться на родину. В разных странах, особенно в Болгарии, стали возникать "Союзы возвращения на Родину" ("Совнарод"). Орган такой организации в Софии газета "На Родину" в своем первом номере писала: "Мы зовем всех честных людей русской эмиграции, которым чужды авантюристские похождения и дороги интересы родной страны, сомкнуть свои ряды под флагом нашей организации и газеты и вместе с нами начать дело исправления наших ошибок, сознательно или бессознательно нами совершенных, дело искупления наших грехов".
Всего в 1922—1923 гг. с помощью "Совнарода" из Болгарии в СССР возвратилось более 11 тысяч человек. (По другим данным, 14 тысяч, из которых 70 % были донские и кубанские казаки.)
Первые же попытки вернуться домой в среде Русской армии начались уже зимой 1920/21г.
Так на 22 февраля 1921 г. в Новороссийский порт прибыло турецкое судно "Решид паша" с 3,5 тысячами реэмигрантов, проплывшим в Советскую Россию в инициативном порядке.
Комиссия Кавказского фронта выяснила, что среди прибывших было 40 женщин, врангелевских офицеров и чиновников – более 100 человек, пленных красноармейцев, увезенных в Константинополь, – 300 человек, военнопленных мировой войны, до этого находившихся во Франции, – 50 человек, несколько попов, а остальные – донские, терские и кубанские казаки.
Бывших военнопленных и женщин сразу же отправили по домам, а казаки и офицеры были задержаны до выяснения личностей прибывших.
5 апреля 1921 г. в Одессу прибыл турецкий пароход "Кизил-Ерман" с 2700 беженцами, в основном бывшими бойцами врангелевской армии.
В этот день, 5 апреля 1921 г., советское правительство выпустило специальное обращение к правительствам Европы и редакциям газет:
"Перед отказом Французского правительства поддержать Врангеля и его армию солдаты и даже русские офицеры возвращаются в Россию. Пресса уже сообщала, что два корабля направились из Константинополя в Россию, один – с 3200 беженцев в Новороссийск, другой – в Одессу с 3400 беженцами.
Число репатриантов было бы значительно больше, если бы генерал Врангель не заверил этих бедных людей, что их ждет расправа в России.
В настоящее время после заявления Французского правительства войска генерала Врангеля говорят об этом возвращении на Родину. Генералы могут запугивать свои войска, однако сейчас не то время, чтобы помешать беженцам принять окончательное решение. Генералы знают, что, если армия больше не будет существовать, они лишатся субсидий. Однако нельзя долго обманывать простых людей. Рано или поздно, но они поймут, какой путь для них является наилучшим.
Здесь нам не нужны люди, которые хотят возвратиться в Россию для организации новых заговоров и бунтов, однако подобные люди составляют ничтожную часть беженцев.
Большинство состоит из казаков, мобилизованных крестьян, мелких служащих. Всем им возвращение в Россию больше не возбраняется, они могут вернуться, они будут прощены, а после возвращения в Россию они не подвергнутся репрессиям".
Но в то же время были в этом потоке и совсем другие реэмигранты, возвращающиеся в СССР совсем для других целей ,и хотя их и было меньшинство, но своими действиями они налагали тень на всех эмигрантов.
Приведу как пример: в начале апреля в Одессу прибыл пароход "Решид паша" с 4 тысячами беженцев из Константинополя. Из телеграммы председателя Всеукраинской Чрезвычайной Комиссии В.Н. Манцева Ф.Э. Дзержинскому с информацией о результатах фильтрации пассажиров парохода "Решид паша" от 13 апреля 1921 г.: "На днях в Одессу прибыл пароход из Константинополя с врангельцами в количестве 4000 человек, из коих задержаны 40 человек, у которых найдены шифры, явки и даже пироксилиновые шашки. Среди бывших врангелевцев обнаружено несколько агентов контрразведки". Это к вопросу о репрессиях якобы ко всем эмигрантам возвращавшимся на родину. Замечу, что абсолютное большинство возвратившихся нашли себя в новой жизни и никакие репрессии их абсолютно не затронули ни по приезде ни в дальнейшем. А все вопли сторонников "единой и неделимой", о поголовных репрессиях против всех возвращавшихся как раз и идут о таких вот субъектах врангелевской контрразведки, нацеленных на террор и убийства.
Понять настороженное отношение советских властей к бывшим белым офицерам вполне можно. И дело тут не только в мести за их действия в годы Гражданской войны. Небольшая часть возвращавшихся офицеров предполагала вести в России разведывательную и террористическую деятельность. Главное же то, что подавляющее число офицеров последние семь лет воевали и ничего другого делать не умели. Направлять их на командирские посты в Красную Армию никто не собирался. А идти в разнорабочие и грузчики, да еще при той разрухе и бедности в тогдашней Советской России, им явно не улыбалось. Несложно догадаться, что недовольство вернувшихся белых офицеров неизбежно должно было привести их в ряды внутренних врагов советской власти. Запретить же въезд в страну бывшим офицерам советское правительство не могло по политическим мотивам. Но то, что отношение к вернувшимся будет резко дифференцированным в зависимости от чинов в белой армии и социального происхождения, постоянно указывалось во всех официальных заявлениях и нисколечко не скрывалось.
В честь четвертой годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции советское правительство объявило амнистию значительной части лиц, участвовавших в качестве рядовых солдат в белогвардейских военных организациях. Декретом ВЦИК от 3 ноября 1921 г. им была предоставлена возможность вернуться в Россию на общих основаниях с возвращающимися из Европы военнопленными. Позже декретом ЦИК и СНК от 9 июня 1924 г. амнистия была распространена на всех находящихся на Дальнем Востоке, в Монголии и Западном Китае рядовых солдат белых армий.
Теперь же хочется развеять ещё один очень распространённый миф, изрядно пропагандируемый (сторонниками России которой никогда не было), о том, что в годы ГВ Россию видите ли покинули "её лучшие сыны и дочери". Так вот есть одна очень интересная книга философа и историка Кара-Мурза С.Г. "Гражданская война 1918—1921 гг." Где он очень подробно раскрывает всю подноготную прямо-таки зоологического социал-дарвинизма, так называемой тогдашней "элиты". Я не буду приводить людоедские цитаты из высказываний белых офицеров. Обратимся лучше к великому русскому писателю, гуманисту и нобелевскому лауреату Ивану Бунину. С.Г. Кара-Мурза дал ему весьма точную характеристику: «…в Бунине говорит прежде всего сословная злоба и социальный расизм. И ненависть, которую не скрывают – святая ненависть. К кому же? К народу. Он оказался не добрым и всепрощающим богоносцем, а восставшим хамом. Читаем у Бунина:
“В Одессе народ очень ждал большевиков – «наши идут»… Какая у всех (у «всех» из круга Бунина. – К.М.) свирепая жажда их погибели. Нет той самой страшной библейской казни, которой мы не желали бы им. Если б в город ворвался хоть сам дьявол и буквально по горло ходил в их крови, половина Одессы рыдала бы от восторга”.
Смотрите дорогие мои сообщники, как Бунин воспринимает, чисто физически, тех, против кого в сознании и подсознании его сословия уже готовилась гражданская война. Это сословие рыдало бы от восторга, если бы дьявол по горло ходил в крови этих людей. Бунин описывает рядовую рабочую демонстрацию в Москве 25 февраля 1918 года, когда до реальной войны было еще далеко:
“Знамена, плакаты, музыка – и, кто в лес, кто по дрова, в сотни глоток:
– Вставай, подымайся, рабочай народ!
Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские.
Римляне ставили на лица своих каторжников клейма: 2Cave furem». На эти лица ничего не надо ставить, – и без всякого клейма все видно…”
И дальше, уже из Одессы:
“А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно ассиметричными чертами среди этих красноармейцев и вообще среди русского простонародья, – сколько их, этих атавистических особей, круто замешанных на монгольском атавизме! Весь, Мурома, Чудь белоглазая…”.
Здесь – представление всего “русского простонародья” как биологически иного подвида, как не ближнего. Это – извечно необходимое внушение и самовнушение, снимающее инстинктивный запрет на убийство ближнего, представителя одного с тобой биологического вида. Это и есть самая настоящая русофобия».
А самое интересное, что если бы господин Бунин посмотрел
в родословные российской аристократии то он бы был неприятно удивлён, увидев, что у нее примеси татарской, чувашской, кавказской крови на порядок если не на два больше, чем у простых мужиков центральных губерний России на 1918 год.
Так вот хотелось бы узнать ваше мнение на данный миф, до сих пор бродящий у большинства нашей интеллигенции - "образованщины", которая считает своим долгом навязать его и всем остальным, вопреки фактам, документам и поступкам людей того времени?
Ваш Дени Дидро.

Список использованной литературы.
1.Русская военная эмиграция 20-х – 40-х годов. Документы и материалы. Т. I. Кн. 2. С. 175.
2.Пивовар Е.И. Российская эмиграция в Турции, Юго-Восточной и Центральной Европе 20-х годов. М.: Издательство историко-архивного института РГГУ, 1994. С. 54.
3.Материалы сайта: http://rus.ruvr.ru/radio_br...
4.Кара-Мурза С.Г. Гражданская война 1918—1921 гг. – урок для XXI века. Материалы сайта: http://www.kara-murza.ru/books/war/civil_war_content.htm
5.Материалы сайта - http://evartist.narod.ru/te...
6.Русская военная эмиграция 20-х – 40-х годов. Документы и материалы. Т. I. Кн. 2. С. 160—162.
7.Материалы сайта: www.cisdf.org/book-1.2./htm
8. Картотека А.Д. Алексеева.
9.Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции. М.: Мысль, 1987. С. 71—72.
Автор - Дени Дидро.

Tags: Гражданская война., Красная армия всех сильней., Мифы и мифотворчество., Новейшая история., история России.
Subscribe

promo deni_didro november 15, 2015 10:14 41
Buy for 100 tokens
По мере появления новых мыслей и афоризмов буду добавлять их в данную статью. Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу. У истории короткая память, но длинные руки. Те, кто делают историю, не задумываются, что её ещё предстоит написать. (Т. Абдрахманов.) От жажды умираю над…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments