deni_didro (deni_didro) wrote,
deni_didro
deni_didro

Categories:
  • Mood:
  • Music:

85 лет назад потерпел катастрофу стратостат «Осоавиахим-1», трое погибли.

Пусть тебя, осторожного, называют робким, осмотрительного – неповоротливым, сведущего в военном деле – трусом; пусть лучше боится тебя умный враг, чем хвалят глупцы-сограждане.
(Тит Ливий.)


Ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор.
(Франсуа де Ларошфуко.)


И вот – один. Уже друзья далеко,
И трижды проклята моя дорога.
Девиз был – «Все за одного»,
И в этом был успех.
Успех пришел – и никого.
Лишь я – один за всех.
(Ю. Ряшенцев. «Баллада опасной дороги».)

Предисловие от Дени Дидро.
Я уже писал серию статей о катастрофах немецких и итальянских дирижаблей и цепеллинов в 20-е и 30-е гг 20 века. Теперь очередбь пришла и нашей страны. Эта катастрофа навсегда перечеркнула новую необычно экономичную отрасль транспорта как воздухоплавание паралелльное авиации. Кто знает, что бы было если бы не было таких жутких катастроф с человеческими жертвами, может быть нас бы ждала эпоха гелия и пара, а не атома и дизеля, кто знает...


85 лет назад потерпел крушение советский стратостат «Осоавиахим-1», в создание которого было вложено много сил и денег. 30 января 1934 года шар обновил мировой рекорд, поднявшись на небывалую высоту 22 км, но через несколько часов рухнул на землю из-за обледенения оболочки. Лучшие стратонавты СССР погибли. Похоронив героев, страна приступила к созданию нового аппарата.


Источник: РИА "Новости"
В начале 1930-х годов СССР переживал бум строительства свободных аэростатов, предназначенных для полетов в стратосферу, то есть, на высоту более 11 км, — стратостатов. Воздухоплаванием были увлечены самые высокие государственные и партийные чиновники, видевшие в рекордных достижениях огромную пользу для пропаганды советского строя.
В Кремле прекрасно понимали, что полеты стратонавтов являются весьма сложным и дорогостоящим занятием с повышенным риском неудач. Периодически поступала информация об авариях из-за рубежа. Однако от затеи не отказывались. Не давали покоя достижения бельгийского стратонавта Огюста Пиккара: 27 мая 1931 года он взял высоту 15,8 км. В ответ высотные аэростаты принялись создавать во всех передовых странах планеты.

Необыкновенный энтузиазм вызвал успешный полет стратостата «СССР-1» 30 сентября 1933-го, когда экипажу в составе Эрнста Бирнбаума, Константина Годунова и Георгия Прокофьева удалось поднять аппарат на рекордные 19 км. Это был вообще первый рекорд мирового значения, достигнутый Советским Союзом в какой-либо сфере. Героев чествовали на высшем уровне, а писатель Максим Горький адресовал им проникновенное послание:

Смелым вашим полетом вы подняли свою страну еще выше в глазах пролетариата всего мира и в глазах всех честных людей.
После успеха «СССР-1» создатели следующего аппарата нацеливались на новый мировой рекорд. Вокруг «Осоавиахима-1» изначально сложилась торжественная обстановка. Полет должен был стать очередным громким достижением советской системы: планировалось достичь не менее, чем 20-километровой высоты.
Баллон наполнили водородом. Стратостат стартовал из подмосковного Кунцева 30 января 1934 года в 9 часов 7 минут утра с командой в составе командира Павла Федосеенко, бортинженера Андрея Васенко и научного сотрудника Ильи Усыскина, ему было 23 года. Напротив, 35-летний Федосеенко считался уже очень опытным стратонавтом: так, еще в Гражданскую войну он во главе воздухоплавательного отряда отличился на Южном фронте РККА, а затем участвовал в штурме Крыма. «Осоавиахим-1» готовили к полету при его же непосредственном участии. К расчетному весу добавили 180 кг балласта. Максимальным полетным потолком были определены 20,5 км, однако Федосеенко хотелось большего.

Прежде стратостаты никогда не поднимались на высоту в зимнее время: это виделось слишком опасным, а просчитать все риски и заранее определить потенциальную угрозу технические средства того времени не позволяли. Тем не менее, экипаж взял на себя ответственность. В воздухоплавании, как и в авиации в целом, вовсю шла «гонка вооружений». Стратонавтам не хотелось упускать шанс установить достижение.

Полет приурочивался к проходившему в Москве XVII съезду ВКП (б). Чтобы точно представлять значимость момента, заметим, что за «ОАХ-1» следила, без преувеличения, вся страна.
Сообщения об этапах полета практически непрерывно транслировались через радиостанцию имени Коминтерна. Для связи с землей команда имела позывной «Сириус». На борт постоянно поступали радиограммы с поздравлениями. Федосеенко, Васенко и Усыскин находились в приподнятом настроении, отправляли приветствия партии и правительству. В одном из сообщений они даже предложили переименовать стратостат в честь Иосифа Сталина — это вполне обыденное явление для середины 1930-х, и здесь не стоит искать попытки выслужиться перед руководством.

В 10:14 шар достиг высоты 19 км.

Привет ЦК ВКП (б) во главе с товарищем Сталиным! — передал Федосеенко по радио. — Штурмую высоту 20-го километра!
В 11:59 экипаж сообщил о том, что достиг рекордной высоты 20,6 км и приступает к снижению. В это время на борту начались неполадки. Радиосвязь постоянно прерывалась, в эфире появились сильные помехи. Кроме того, плохо работало устройство, поглощавшее углекислоту и влагу. От сильного нагрева солнцем стратостат терял газ.
Однако с земли эмоциональными радиопризывами требовали непременно развить успех: «Штурмуйте темпами, достойными Страны Советов!» — таким было одно из последних сообщений, полученных командой. В итоге стратонавты раньше положенного израсходовали почти весь балласт, что обещало серьезные проблемы при приземлении.

После 12:00 связь с «ОАХ-1» оборвалась. О судьбе шара и его экипажа около пяти часов ничего не знали. Последнее сообщение с воздуха поступило в 15:08 — «Как вы нас принимаете…», и дальше неразборчиво. Позже станет известно, что в 12:45 некий радиолюбитель поймал в районе Гомеля радиограмму следующего содержания: «Внимание, говорит стратостат, передатчик “Сириус”… Сообщите об этом… Стратостат попал в зону осадков, обледенел. Мы находимся в безвыходном положении. Облеплены льдом, падаем. Ждем удара. Два моих товарища в скверном состоянии… Кончаю, скоро удар».

На поиски «Осоавиахима-1» в Коломну, в район предполагаемого спуска, выехал эшелон автомобилей. Однако признаки крушения были установлены лишь глубокой ночью.

Стратостат рухнул намного дальше — на территории Мордовии, вблизи деревни Потиж-Острог Инсарского района, в 16 км к востоку от станции Кадошкино Московско-Казанской железной дороги.
Как выяснилось, местные жители наткнулись на искореженную гондолу еще примерно в 17 часов.
Для расследования причин и обстоятельств катастрофы была создана аварийная комиссия. На основе дневниковых записей членов команды, бортжурнала и показаний приборов удалось полностью восстановить последние часы жизни Федосеенко, Васенко и Усыскина. В 12:33 «ОАХ-1» достиг предельной высоты 22 км, оставался на ней в течение 45 минут, после чего пошел на снижение. Регулярные записи в бортовом журнале велись в полном объеме до 16:07. Последняя запись была начата в 16:10: это время комиссия сочла началом ЧП. Как было установлено, барограф перестал работать в 16:21, а стрелки часов Васенко остановились от удара в 16:23.

«Идем вниз. Солнце ярко светит в гондолу. Красота неза…», — успел записать он за несколько минут до удара о землю.

В течение последних десяти секунд падения экипаж находился в беспорядочно вращающейся кабине, ударяясь о корпус и приборы. Выбраться наружу и воспользоваться парашютами в таких условиях было практически невозможно.

Причиной катастрофы является чрезмерная, прогрессивно возрастающая скорость снижения стратостата, начавшаяся в 16 часов 10 минут с высоты 12 000 м, вызвавшая, по-видимому, в дальнейшем разрывы части строп и нарушение равновесия всей системы, в итоге чего оторвавшаяся от оболочки гондола с силой ударилась о землю в 16 часов 23 минуты.
Отчет комиссии
Узнав о случившемся, все следившие за полетом по радио погрузились в глубокий шок. Советские газеты в духе того времени предпочли придать пафоса гибели известных людей.
«Многомиллионный Осоавиахим еще крепче сплачивает свои ряды вокруг коммунистической партии и любимого вождя товарища Сталина, — говорилось в некрологе под названием “Памяти героев стратосферы”. — На смену погибшим героям придут тысячи новых энтузиастов социалистического строительства и обороны страны».

Федосеенко, Васенко и Усыскин были посмертно награждены орденами Ленина. Прощание провели на самом высшем уровне, а 31 января их память почтили минутой молчания делегаты съезда партии.

Урны с прахом стратонавтов были захоронены в Кремлевской стене лично Сталиным, Вячеславом Молотовым и Климентом Ворошиловым.

В память о погибших были переименованы улицы в крупнейших городах СССР. Деревня Потиж-Острог, возле которой произошла катастрофа, стала селом Усыскино — в честь самого молодого из разбившихся. На месте падения возвели обелиск, а в Саранске — памятник.

От запуска стратостатов из-за трагедии не отказались. Еще до аварии «ОАХ-1» конструкторы приступили к созданию «СССР-2». Совнарком по решению Сталина выделил из резервного фонда на нужды строительства миллион рублей. Летом 1934 года вокруг предстоящего полета наблюдался заметный ажиотаж. Однако еще в процессе подготовки оболочка сгорела в пожаре. На этот раз обошлось без жертв.
Взято из: https://news.mail.ru/society/36143720/?frommail=1
Tags: welcome, История., Катастрофы., Красная армия всех сильней, Любопытно., Наука., Ну, Предисловие от Дени Дидро., Революция., СССР, Советская Россия, Статистика., Тайны истории., Транспорт., Экономика., гражданская война., память., символика.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo deni_didro november 15, 2015 10:14 52
Buy for 100 tokens
По мере появления новых мыслей и афоризмов буду добавлять их в данную статью. Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу. У истории короткая память, но длинные руки. Те, кто делают историю, не задумываются, что её ещё предстоит написать. (Т. Абдрахманов.) От жажды умираю над…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments