deni_didro (deni_didro) wrote,
deni_didro
deni_didro

Обстрел Диксона.

Сколько он пролил крови солдатской
в землю чужую! Что ж, горевал?
Вспомнил ли их, умирающий в штатской
белой кровати? Полный провал.
Что он ответит, встретившись в адской
области с ними? «Я воевал».

Для начала,  немного  географии, о том театре боевых дейтвий, про который пойдёт речь в данной статье.
 
       Северный морской путь — единственная судоходная магистраль вдоль арктических берегов России, проходит она вдоль побережья Баренцева, Карского, Лаптевых, Восточно-Сибирского, Чукотского морей, далее идёт он по Берингову проливу и вдоль Берингового моря. Основными портами Северного морского пути считаются Мурманск, Игарка, Дудинка, Диксон, Тикси, Амбарчик, Певек, Провидения, Анадырь и Петропавловск-Камчатский. К началу ВМВ эта магистраль была уже довольно известной водной коммуникацией.
Очевидная выгода Северного морского пути для Советского Союза, всегда заключалась в непосредственной близости пути от отечественных берегов, кучи своих баз снабжения и в максимальном сокращении расстояний, выгодных для СССР,  как для торговых, так и военных путей в мировом масштабе. Например, от Ленинграда до Владивостока расстояние этим путем составляло всего 14 280 километров.
Правда, были, и определённые трудности в перемещении военных кораблей и торговых судов этим путем, они сильно затруднялись из-за тяжелых метеорологических условий. Низкие температуры, жестокие морозы, частые полярные ветры со стороны ледовых просторов океана постоянно волнуют поверхность северных морей. В северном Ледовитом океане холодный ветер самый грозный фактор, поэтому там больше всего необходимо, и тогда и теперь, прислушиваться именно к ветру. Северный ветер беспрестанно выполняет огромную работу. Его сила всегда поднимает устрашающие штормы и ураганы. Ломаются и наползают льды многометровой толщины.Сильные ветры бушуют сутками, а моря при этом штормят беспрерывно. Тем не менее, в тех местах бывает и благоприятная погода. Часто бывают также и штиль, и туманы, когда в двух-трех метрах ничего не видно. Такие частые ужаные погодные условия зачастую срывают выполнение метеонаблюдений. Причем порт Диксон, где должен был разыграться финал запланированного наци действа - лежал как раз в мелководном районе, что ещё больше затрудняло эволюции кораблей его базы по безопасному лавированию на рейде от огня «Шеера».
 
         Также, не будем забывать, что в августе 1944 года, примерно в этих же местах, где проиходят события данной статьи, в Карском море, от нацистских подводных лодок,  безнаказано погибли тральщики ТЩ-118 и ТЩ-114 и транспорт «Марина Раскова» из советского полярного конвоя БД-5.

        А теперь перейдём к  основной части статьи, описанию рейда германского тяжелого крейсера (карманного) «Адмирал Шеер», в Карское море в августе 1942 г. и обстрел им порта Диксон, с последующим позорным бегством от двух орудий батареи N 569. Которая имела на вооружении всего две 152-мм полевые гаубицы образца 1910/1930 гг. Полученные с началом ВОВ со складов Архангельского военного округа. Данный бой, в нашей современной историографии, по – моему мнению, незаслужено забыт.  Хотя в советское время он занимал у советских историков своё особое, почетное место.  Тогда считали, что героический бой ледокольного парохода "Александр Сибиряков" и оборона Диксона это подвиги, которые навсегда останутся событиями, о которых говорят "и небываемое - бывает!". Сегодняшние же российские историки грешат  совсем другой крайностью - в своем стремлении заработать бабла сплошь и рядом пишут про громкие победы белокурых рыцарей третьего Рейха, втаптывая наших отечественных героев в грязь. Безусловно, такое положение вещей мешает правильно понять, что же на самом деле произошло в суровых северных водах. Тем более, что истина в данном случае, впрочем, как и всегда, находится отнюдь не по середине.
Мы в предыдущей статье остановились на подробностях операции
"Либидошлаг" ,как составной части операции «Вундерланд».

         Следующим важным этапом данной операции «Вундерланд» на Крайнем Севере стала вылазка «карманного» линкора «Адмирал Шеер». Собственно ему была поставлена довольно несложная задача - захватить Диксон, и разгромить сразу два русских конвоя – и по наличному составу сил и средств, противоборствующих сторон, она казалась достаточно легко выполнимой по - своему исполнению.

        После боя с «Сибиряковым» и обстрела мыса «Желания», «Шеер» идёт на
встречу в  заранее условленном месте с подводными лодками для получения подробных сведений о конвоях и ледовой обстановке, в данно  районе, а также, в том числе и для дозаправки их топливом. Эта встреча для «Шеера» окончилась неудачной потерей двух гидросамолётов БФ-138.  Бортовой  же его штатный самолёт-разведчик ещё ранее потерпел аварию. И тут оставшись без своих "глаз и ушей", крейсер неожиданно для себя, ночью 18 августа обнаруживает пароход "Фридрих Энгельс", возвращающийся из одиночного плавания в Нью-Йорк. С самого парохода рейдер был обнаружен, но к сожалению не был опознан. В его судовом журнале эта встреча была отмечена, однако в штаб Западного сектора Арктики капитан "Фридриха Энгельса", сразу не сообщил, по уважительной причине, всё того же радиомолчания.
Но с "Александра Сибирякова" - то  послать сообщение успели ещё до начала боя. Но несмотря на это сообщение, подготовка к обороне порта Диксона началась только вечером 26 августа. Местные жители в  составе:работников порта, радиометцентра, аэропорта, отделения Госбанка, больницы, а также местные  охотники, собрались на встречу на борту СКР -19 "Семён Дежнёв". Там было решено сформировать две группы местного ополчения: на острове и в порту были созданы противодесантные дружины. Под командованием главного инженера «Диксонстрой» А. И. Мережкова, комиссаром отрядов был назначен начальник Диксонского политотдела С. А. Шатов, начальником штаба, инженер «Диксонстрой», П. И. Ивушкин. Женщины, дети, секретные документы ГУСМП должны были быть перевезены в район реки Лемберовка и замаскированы. Руководили обороной полковой комиссар В. В. Бабинцев, начальник морских арктических операций А. И. Минеев, начальник штаба морских операций Н. А. Еремеев и начальник полярной станции Диксон И. А. Сидорин.  Также всем судам, находящимся в порту Диксона, было предложено уйти в устье Енисея в Гольчиху. К ночи бухта непривычно опустела. Однако тут, как это часто бывает, в канву нашего повествования, вмешался непредвиденный  фактор, могущий иметь самые плохие последствия, как для судьбы порта, так и для благополучного завершения «Шеером» его миссии. В начале первого ночи в бухту заходит пароход "Кара", имеющий на борту, кроме груза снабжения, 250 тонн взрывчатки, который швартуеться у внутренней стенки причала, а из Игарки зашёл с лесом и стал на якорь, на внутреннем рейде порта вооружённый пароход "Революционер" (он был вооружён также как и «Сибиряков»). Также у наружной стенки причала находился ледокольный пароход "Дежнёв" - СКР-19, который готовился к погрузке двух из трёх имеющихся в Диксоне артиллерийских батарей.  Командиром СКР-19 был А. С. Гидулянов, который в это время выехал на берег. За командира на "Дежнёве"  оставался старший помощник С. А. Кротов.

    А теперь хочется поговорить об артиллерийских батареях, охранявших порт Диксон. Еще в конце лета 1941 г. на Диксоне вошли в строй две двухорудийные морские береговые батареи: 130-мм № 226 и 45-мм универсальная № 246. Позднее к ним добавилась батарея № 569. Последняя имела на вооружении полученные со складов Архангельского военного округа две 152-мм полевые гаубицы образца 1910/1930 гг.  И именно ей и выпала главная роль в последовавших вскоре событиях.
Историки, так и не выяснили до сих пор,   по чьему преступному приказу, были демонтированы две наиболее мощные из имеющихся батареи № 226 и № 246. Для отправки на новую Новоземельскую ВМБ. По-видимому, для охраны белых медведей и поморников. Что это благодушие относительно того, что враг не посмеет сунуть своё рыло в Карское море  или запланированная измена, у историков нет ответа до сих пор.   В конечном итоге, когда пришёл «Шеер», одна из них вообще не могла стрелять - а вторая, вела огонь прямо с причала, не имея, при этом, комплект личного состава в 50% .  Благо её командир - лейтенант Н.М. Корняков (истиный герой того боя, ему памятник нужно поставить, а он незаслуженно забыт потомками), не растерялся, и мобилизовал в помощь красноармейцам, некоторое число местных жителей. В конечном итоге вывод можно сделать такой, что  если бы "Шеер" решил атаковать Диксон сразу же после затопления "Сибирякова", он мог бы оказаться на месте не позже полудня 26-го августа, и тогда бы нашел  батареи демонтированными или полностью не готовыми к бою - и все бы  закончилось гораздо хуже, чем в реальной истории.

        Также имелись орудия и на кораблях в порту. Утром 26-го в Диксон прибыл сторожевик "СКР-19" (ледокольный пароход "Дежнев"), который и должен был перевезти матчасть батарей на Новую Землю. Его вооружение состояло из четырех 76-мм, стольких же 45-мм орудий и пулеметов. Артиллерия (по одному 75- и 45-мм орудию и четыре 20-мм "эрликона") стояла и на пришедшем в порт поздно вечером пароходе ГУСМП "Революционер" (3292 брт). Кроме них, у причалов, не будем забывать, находился ещё и невооруженный транспорт "Кара" (3235 брт), в трюмах которого лежало 250 тонн взрывчатки - аммонала.
При  всём при этом, нельзя назвать наличные силы защитников особо впечатляющими, однако немцы, со своей стороны, вообще не рассчитывали встретить здесь противодействие, может именно в этой неверной оценке и есть ключ к пониманию того, что произошло  позднее. По их данным гарнизон порта составляли не более 60 бойцов НКВД. Выработанный штабом Меендсена-Болькена замысел удара по Диксону предусматривал высадку десанта силами до 180 человек, которые, то ли были выделены из состава экипажа, то ли были обыкновенной морской пехотой, специально выделенной «Шееру» для данной операции.
Ещё один неприятный момент, который имеет свойство повторяться во многих войнах, которые ведёт Россия на     протяжении своей истории. К моменту начала боя многие ключевые фигуры обороны Диксона - военком Северного отряда БВФ полковой комиссар В.В. Бабинцев и командир "СКР-19" старший лейтенант А.С. Гидулянов отсутствовали. Сделать на месте они не успели почти ничего. Так как морские батареи находились на барже для последующей перегрузки на "Дежнев.

Для командира Северного отряда Северной флотилии А. И. Минеева появление крейсера "Адмирала Шеера" в Карском море не было неожиданностью. Ещё 24 августа он получил первое тревожное сообщение И. Д. Папанина - начальника главного управления Северного морского пути о возможности проникновения в Карское море германского рейдера.

     Но, как ни трудно в это поверить, до утра 26 августа ни командование флотом, ни командование флотилии не приняли никаких мер по организации обороны на Севморпути. Обстановка, вырисовавшаяся в советских штабах, указывала на то, что против нас действует несколько вспомогательных крейсеров противника. По сообщениям, один вроде бы обстрелял мыс Желания утром 25-го, в рамках операции "Либидошлаг",а второй затопил "Сибиряков" (простой расчет скорости и расстояния показывает, что это не может быть один и тот же рейдер). Как позже вспоминал один из руководителей СФ: ….."К сожалению, как это часто бывает во время отсутствия достаточного количества данных, руководство СФ пришло к ошибочному мнению, о том, что в районе Новой Земли действует два немецких рейдера. Телеграмма об обстреле немецкой подлодкой U-255, была, по всей видимости, искажена при передаче "наверх", плюс радиограммы "Сибирякова". В 14.00 мы связались с Диксоном, и уже в 14.07 его радиостанция приказала всем, находящимся в море судам прекратить работу на передачу. На поиски ледокольного парохода была отправлена летающая лодка ГСТ, которая, к сожалению, вернулась ни с чем. В 15.45 мы отправили радиограмму, в которой всем судам сообщалось о наличии неприятельского вспомогательного крейсера в Карском море. К сожалению, мы не располагали тогда достаточными силами, для организации активного поиска и уничтожения немецких кораблей в регионе…». Вот ещё воспоминания высокопоставленного руководителя СФ:

« ….. Наше мнение о том, что вражеских крейсеров действует два, основывалось на расчете скорости и расстояния между мысом Желания и выходом в эфир "Сибирякова". В 01.40 радиостанция на мысе Челюскин сообщила о третьем корабле противника, прошедшем мимо с большой скоростью на восток, внеся очередную неразбериху в попытку выработать меры противодействия противнику. Для ведения воздушной разведки в Карском море, площадью 883 тысяч кв. км у нас было всего два самолета ГУСМП. Командование СФ готовилось выслать три ПЛ на позиции к северу от мыса Желания, к проливу Карские Ворота и в Карское море, к востоку от 80-го меридиана - что естественно было мало. Кроме того мы могли перенацелить прибывшую ранее группу гидросамолетов-бомбардировщиков МБР-2, занимавшихся поиском ПЛ уничтоживших баржу с полярниками. И все. Особую обеспокоенность вызывал факт того, что к Диксону приближался "третий арктический конвой" в составе 2 ледоколов, трех танкеров и 8 транспортов. Впрочем, временный выход с обеспечением безопасности конвоя мы нашли. К конвою присоединились 3 самолета МБР-2, которые осуществляли дальнюю разведку по его маршруту следования. В их задачу входило обнаружение немецких крейсеров и немедленное извещение по радио судов конвоя, чтобы те могли изменить курс. Было ясно, что самолеты, по всей видимости, рано или поздно будут потеряны из-за сложностей посадки на воду возле судов конвоя. Но это был оправданный риск - конвою оставалось около суток хода до зоны льдов, где он мог укрыться от противника, а повернув его обратно, мы давали противнику возможность его обнаружить и разгромить. Переброска бомбардировочной авиации затруднялась нелетной погодой. Адмирал Степанов отдал приказ о восстановлении демонтированных береговых батарей на Диксоне. К сожалению, этот приказ успели выполнить лишь частично. Хотя и частичное его выполнение позволило спасти Диксон…."

      О третьем стало известно утром 26-го. В начале второго, радиостанция на мысе Челюскин сообщила о большом корабле противника, прошедшем мимо с большой скоростью на восток. И это притом, что караван, который преследовался "Шеером", миновал этот мыс всего за пять часов до этого сообщения. Весть о том, что вооруженный корабль противника настигает беззащитный конвой, была для руководства Севморпути как гром среди ясного неба. В начале третьего того же дня, начальник ГУСМП известный полярник Герой Советского Союза И.Д. Папанин связался по радио с командованием СФ и в довольно резкой форме потребовал у  Головко немедленно отдать приказание командующему БВФ вице-адмиралу Г.А. Степанову о высылке звена морских бомбардировщиков с запасом бомб для уничтожения рейдеров противника. На несколько часов раньше от Наркома ВМФ адмирала Н.Г. Кузнецова в адрес командующих СФ и БВФ поступили приказания об усилении наблюдения за обстановкой на трассе ГУСМП, и необходимости контроля за передвижением всех торговых судов на СМП (чего ранее никогда не делали). И немедленной разработке ответных мероприятий по неедленному противодействию неприятелю.
Но при сушествовавшей системе руководства на даном театре боевых действий, на  скорую реализацию каких-либо конкретных шагов рассчитывать не приходилось. Во второй половине дня начальник штаба БВФ только лишь, доложил начальнику штаба СФ планируемые мероприятия, а именно:

1.Организовать воздушную разведку в Карском море (площадь которого составляет 883 тысяч кв.км) силами двух (!?!) самолетов ГУСМП;
2.Выслать три подводные лодки СФ на позиции к северу от мыса Желания, к проливу Карские Ворота и в Карское море, к востоку от меридиана 80 р. И это при том, что поиск одинокого рейдера в этом районе силами одной ПЛ вполне сопоставим с проблемой нахождения иголки в стоге сена.
3.Перебазировать группу гидросамолетов-бомбардировщиков (гордое название для устаревших МБР-2) на гидроаэродромы острова Диксон и мыса Челюскин;
4.Поставить перед союзниками вопрос о посылке в Карское море крейсера и миноносцев (смешно).
5.Дать указание командиру Северного отряда БВФ об усилении разведки и повышении готовности своих средств, и о жестком контроле режима плавания судов в его районе (а до этого, почему не делали).

      О дальнейшем поднятии градуса напряженности свидетельствует сообщение от 14:35 из штаба БВФ в адрес штаба СФ, в котором говорилось, что "через голову" командования СФ Нарком ВМФ приказал командующему БВФ донести о немедленном принятии мер по обстановке в Арктике. Вечером командование СФ сообщило в адрес флотилии, что с наступлением благоприятной погоды направит на сухопутный аэродром Амдермы два ДБ-Зф и четыре Пе-3. В 20:36 раздался очередной звонок из Москвы, в котором объявлялся окончательный "приговор": перебросить в Диксон 10 МБР-2, шесть от флота и четыре от флотилии 14. Всего на борьбу со «Шеером» авиация СФ направила на Новую Землю, на Диксон и в другие арктические районы два ДБ-3ф, два СБ-2 и тринадцать МБР-2. Хотя к моменту перебазирования авиации рейд «Адмирала Шеера» был завершен. Как гордо об этом пишет нам, официальный источник по истории полярной военной авиации в годы ВОВ. Таким образом, на тягомотину с составлением планов и делопроизводство докладов о принятых мерах ушел весь день. И это притом, что в текущей обстановке каждый час был на вес золота.

     Ну а теперь обратимся поподробнее к Диксону и событиям 26 августа 1942 года.

Взято из: http://my.mail.ru/community/istoriamira/7494EBF561028809.html

Tags: ВМФ., ВОВ., ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ, Красная армия всех сильней., Линкоры., Мифы ВОВ., Советская Россия, Тайны истории.
Subscribe
promo deni_didro november 15, 2015 10:14 34
Buy for 100 tokens
По мере появления новых мыслей и афоризмов буду добавлять их в данную статью. Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу. У истории короткая память, но длинные руки. Те, кто делают историю, не задумываются, что её ещё предстоит написать. (Т. Абдрахманов.) От жажды умираю над…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments