deni_didro (deni_didro) wrote,
deni_didro
deni_didro

Обстрел Диксона. Продолжение.

     Продолжение моей статьи "Обстрел Диксона". по адресам: http://deni-didro.livejournal.com/32236.html и http://my.mail.ru/community/istoriamira/7ACD5D9137E7D13B.html
Долгожданное продолжение первой части: http://my.mail.ru/community...
Как и обещал, я наконец закончил свой рассказ о ещё одной малоизученной и малоизвестной странице нашей с вами совместной истории. Жду ваших оценок и комментариев по данной статье, дорогие мои сообщники. Всех поздравляю с наступающими праздниками, будьте счастливы.)))


Ну вот и всё. Остались мы –
Я и Андрюха с Костромы,
В живых на блокпосту среди акаций.
Есть пулемёт, есть автомат,
Есть мой подствольник без гранат,
И есть, конечно же, комбат, но тот – по рации.
Комбат по рации кричит:
«Всем действовать по плану «Щит!»
А нам с Андрюхой всё равно - что щит, что меч…
Наш лексикон предельно прост,
Идёт атака на блокпост,
Нам не до планов, нам бы головы сберечь.
Горящих скатов чёрный дым,
Орём: «Спецназ непобедим!»
Хоть чёрным стал Андрюхин
Краповый берет. И у его КПВТ
Уж интонации не те:
Как говорится, чем богат – другого нет.
Я посчитал скозь эту тьму –
Примерно сорок к одному,
А это – пуля или плен, одно из двух.
Мы оба поняли – хана,
Но тут… очнулся старшина.
И матом поднял наш почти упавший дух!
Я слышу, он орёт сквозь дым:
«Ща рукопашную дадим,
Ядрёна сила, чтоб твою державу мать!
Вот этот – краповый берет –
Бесплатный пропуск на тот свет
Для тех скотов, что захотят его сорвать!»
А дальше было как во сне:
Пришли ребята на броне,
Кругом свои, и наша кончилась война.
А мы стоим как дураки –
Спина к спине, в руках – штыки.
Акации, блокпост и тишина…
И что-то говорит комбат,
И мы смеёмся невпопад,
И матерится, как сапожник, старшина-
Мы были здесь и не сдались,
Но пятерых не дождались –
Кого-то– мать, кого-то – дочь, кого- жена…
Я поднимаюсь во весь рост,
За мной расстрелянный блокпост,
И сам не верю, что я цел и невредим.
И краскою на блокпосту,
Чтоб было видно за версту,
Я написал: «Спецназ непобедим!»

( С.Волков).



      После обстрела мыса Желания, в рамках операции «Либидошлаг», крейсер берёт курс на Диксон с целью высадки десанта и уничтожения порта и базы. Помимо всего, командиру "Шеера", капитану 1 ранга Вильгельму Меендсен-Болькену приказывалось разрушить сооружения полярных портов по всему пути проведения операции. По расчетам немецких штабов - это могло парализовать движение по СМП на несколько навигаций. Уверенность КТВ группы "Норд" подкреплялась полученным в начале месяца из Токио сообщением, что 1-го числа Берингов пролив в западном направлении прошел конвой в составе 4 ледоколов и 19 торговых судов. По германским оценкам караван должен был подойти к проливу Вилькицкого (соединяет Карское море и море Лаптевых) 22 августа. Однако гладко было только в приказах - реально конвой достиг этой точки всего лишь 22 сентября. А на Диксоне в это время, поспешно начали готовиться к встрече с неожиданым гостем. На «Шеере» же, в текущей реальности, после полудня 21 августа, полученного сообщения от самолета-разведчика об обнаружении долгожданного каравана. 9 пароходов и двухтрубного ледокола, и что примечательно, находились они всего в 60 милях от крейсера, восточное острова Мона, двигаясь навстречу, юго-западным курсом. Это был вышедший 9 августа из Архангельска по Севморпути «3-й арктический конвой» имеющий в своём составе 8 сухогрузов и 2 танкеров, которые направлялись в порты Дальнего Востока и Америки. В течение 16-18 августа эти суда сосредоточились на рейде Диксона и далее, в конвое, пошли на восток в ледовом обеспечении ледокола "Красин"; позднее к ним присоединились ледокол "Ленин" и британский танкер "Хоупмаунт". Охранения в Карском море караван не имел, так как до сэтого времени в этих морях корабли противника никогда не появлялись. Если бы срок прибытия был более - менее выдержан, то у немецкой стороны появлялись шансы на серьезный успех - в состав каравана, носившего название "ЭОН-18" (Экспедиция особого назначения) кроме 2 ледоколов и 6 транспортов входили переводившиеся на Север из состава Тихоокеанского флота лидер "Баку", эсминцы "Разумный" и "Разъяренный". В виду ряда особенностей мероприятий, которые осуществлялись на кораблях при подготовке к плаванию во льдах, а также неизбежных повреждений ото льдов, боеспособность эскадренных миноносцев снижалась, и они вполне могли стать легкой добычей артиллерии "карманного" линкора. Надо сказать, что ещё
25.08.42 в 14-07 радиостанция Диксона приказала всем, находящимся в море судам прекратить работу на передачу. На поиски ледокольного парохода отправилась летающая лодка ГСТ, которая вернулась ни с чем, но, в свою очередь, была замечена с «Шеера».
В 15:45 немцы перехватили и расшифровали новую радиограмму начальника штаба западного сектора морских операций ГУСМП А.И. Минеева, в которой всем судам сообщалось о наличии неприятельского вспомогательного крейсера в Карском море.
Тем временем рейдер уже устремился на северо-запад от места боя с «Сибиряковым», т.к. рассчитывал на новые встречи с советскими торговыми судами на несуществующей коммуникации мыс Желания — Диксон. При этом неожиданно попадал в ледяные заторы плавучего льда. Крейсеру даже пришлось преодолеть ещё одно ледовое поле.

             Точное время обнаружения "Шеера" известно сейчас совершенно точно. Он был замечен в 00.35, часовым, стоявшим на бывшей огневой позиции батареи №226. Немедленно в эфир открытым текстом ушла радиограмма о нападении, а в порту объявлена боевая тревога. Причём, "СКР-19" под командованием старшего помощника по должности и старшего лейтенанта по званию С.А. Кротова сумел быстро отдать швартовы, но, тем не менее, отойти от причала до начала боя не успел, по банальной причине, некомплекта экипажа в команде. Через 25 минут линейный крейсер уже прошел вдоль берега острова Старый Диксон и стал приближаться к входу на внутренний рейд базы. Сигнальщики же, обнаружили его только когда расстояние между ним и судами в порту, составляло уже не более 30-35 кабельтовых (5556-6482 метра.).

По данным немецкого штаба - на острове имелся гарнизон численностью 62 человека, с одним ручным пулеметом. И они решили обогнуть остров с запада и заблокировать южный выход из гавани. Один из них был, по всей видимости, ледоколом типа "Таймыр", а другой танкером. Немцы решили, что в первую очередь следует потопить русские пароходы. И в 00.37, впервые, заговорили орудия "Адмирала Шеера".
Приблизительно в 00.37 сигнальщики линейного крейсера с дистанции 4000 метров обнаружили в порту 3 корабля и немедленно открыли по ним огонь.
Первые же свои залпы "Шеер" направил против сторожевика "СКР-19" (ледокольного парохода "Дежнев"). Пушки "СКР-19" ответили практически сразу, одновременно Кротов приказал ставить дымзавесу и постепенно увеличивая ход, двинулся поперек курса крейсера в бухту Самолётная, где можно было бы выйти из-под огня тяжелых немецких орудий. 280-мм снаряды «Шеера» прошивали небронированный корпус судна "СКР-19" насквозь, как картон и взрывались уже далеко позади него. К тому же, "Дежнев" уже вдогонку, на отходе, получил, как минимум, ещё четыре 15-см снаряда, два из которых сделали большие пробоины в его корпусе. Причём всего на сторожевике из строя вышли один дальномер и два 45-мм орудия. Общие потери экипажа составили 6 убитых и 21 раненый, из которых один вскоре умер.
В 01:46 Кротову удалось вывести сторожевой корабль из сектора обстрела, однако многочисленные полученные крупные и мелкие повреждения привели к тому, что он сел днищем на мель. Но, тем не менее, полностью так и не затонул. Всего за всё время боя, его артиллеристы выпустили по врагу 35 76-мм и 68 45-мм снарядов, но, к сожалению, наблюдателями, попаданий не было зафиксированно. А тот факт, что практически безоружный, по сравнению со своим весьма грозным противником, причём наскоро вооружённый пароход, выдержал бой с бронированным, вооруженным до зубов, крейсером, ставит СКР-19 «Дежнев» в один ряд с наиярчайшеми примерами военно-морских подвигов в истории нашего Отечества.

      Но продолжим. После этого крейсер "Шеер" сосредоточивает весь огонь на пароходе ГУСМП "Революционер". Но вовремя прикрытый дымовой завесой этот пароход получил лишь три незначительных попадания. На его верхней палубе вспыхнул локальный пожар, который быстро был потушен. Также, были разрушены каюты личного состава, штурманская и рулевая рубки. Однако самым тяжёлым повреждением оказался разорванный паропровод, подающий пар на брашпиль, в результате чего судно не смогло самостоятельно сняться с якоря и укрыться от обстрела в Самолетной бухте. Что впрочем, немецкому линкору не помогло затопить гражданский пароход из-за сильно густой дым-завесы. Только после прекращения обстрела, аварийным партиям удалось устранить часть повреждений, после чего пароход вышел из порта через пролив Вега на юг. К счастью, только этим все и ограничилось - после прекращения обстрела аварийные партии устранили часть повреждений, и пароход вышел из порта через пролив Вега на юг. За ним последовал и транспорт "Кара" гружённый взрывчаткой, к счастью, так и незамеченный немцами. И пока невидимый для немцев из-за скалистых берегов и дымовой завесы "Революционера". Страшно представить, чтобы было, если бы хотя бы один немецкий снаряд попал в этот транспорт с его взрывоопасным грузом. Даже одного хорошего попадания в корпус судна, было бы достаточно, чтоб произвести мощный взрыв и полностью уничтожить порт и силы обороны. Но, тем не менее, его команде было очевидно, что обнаружение «Кары» было делом нескольких минут.
И именно в этот самый критический момент, для нас, а именно в 00.43, молчавшая до того береговая 152-мм батарея лейтенанта Корнякова открывает огонь. Именно он и показал фашистским пиратам, что значит бог войны в умелых руках. И именно её стрельбу, немцы классифицировали, как довольно точную, несмотря на значительную дистанцию и плохую видимость из-за погодных условий. Всплески падений стали наблюдатся в 500-2000 м от крейсера и оценивались немцами, как от 130-мм снарядов. Место батареи, немцам, из-за пожаров в порту и на берегу, определить так и не удалось. Вдобавок, самим, русским артиллеристам удалось добиться четырех попаданий снарядами, но, к сожалению, два из них пришлись в броневой пояс, а два других незначительно повредили надстройку.
Тогда, не желая рисковать, Меендсен-Болькен ложится на обратный курс, в 01:46 он приказывает прекратить огонь за дальностью расстояния и плохой видимости и спустя четыре минуты "Адмирал Шеер" скрывается за полуостровом «Наковальня». При этом за всё время этого боя линейный крейсер израсходовал 25 280-мм, 21 150-мм и 32 105-мм снаряда. С самым незначительным результатом для себя. В 01.30 они полностью разрушили русский радиоцентр, уничтожив и здание типа - сарай и 4 радиомачты из 6. В 01.47 справа по борту было обнаружено здание, сильно напоминающее военную казарму (позже было установлено, что ээто было хранилище соляры), и оно было тоже уничтожено артиллерийским огнём крейсера.

     Продолжая двигатся в северном направлении и в то же время, вдоль побережья, крейсер последовательно бомбардировал береговые объекты: с 02:14 по 02:23 метеорологическую станцию наблюдения за туманами, на острове Большой Медвежий (226 - 105-мм снарядов); с 02:19 по 02:45 северное побережье острова Диксон (с перерывами, 76 - 150-мм снарядов). Повторная же атака началась в 02:31, когда, продолжая обходить остров Новый Диксон, "Шеер" вновь ввел в дело свой главный калибр, целясь исключительно по объектам порта и радиоцентру. Не наблюдая противника в прямой видимости, тем не менее, начали ответный огонь наши "СКР-19" и батарея № 569. Примерно через 15 минут линейный крейсер показался из-за острова в прямой видимости его защитников, что позволило советским артиллеристам более точно определить местонахождение до цели. В 02:43 рейдер прекратил огонь, но спустя всего пять минут, вновь возобновил его, по жилому городку. В 02:57, очевидно узнав, что цифра израсходованного для стрельбы по Диксону боезапаса приближается к одной шестой части его нормального боекомплекта (на финальном этапе бомбардировки выпущено еще 52 280-мм и 24 150-мм снаряда) Меендсен-Болькен приказал прекратить стрельбу.
Сейчас, трудно сказать точно, считал ли сам немецкий капитан базу разгромленной, однако внешне разрушения выглядели весьма эффектно. То ли две, то ли четыре радиомачты передающего центра были сбиты, от хранилища соляры, (то что немцы приняли за здание казармы) в небо поднимался густой дым. Кроме того, немцам удалось поджечь силовую подстанцию радиостанции и несколько жилых домов. Потерь в людях на берегу, к счастью, не было, от слова совсем. Об оценке успешности же самого налета можно было судить, хотя бы уже по тому, что радио Диксона прекратило работать на передачу и не выходило в эфир, всего лишь, около двух суток. Что позволило радиоцентру быстро восстановится, и успешно продолжать работать, на благо Севморпути.
Как же так вышло, что ещё днём не функционирующая батарея № 569, буквально на необорудованном пирсе, стала отвечать огнём пиратскому крейсеру? И смогла успешно отогнать его, попутно попав в него, то ли тремя, то ли четырьмя снарядами?

      А дело было так. Командир батареи № 569 лейтенант Николай Корняков, начал действовать, исключительно, по собственной инициативе, и приказал разгружать снаряды для его 152-мм орудий с баржи у причала обратно на пирс. И своей волею, из местных портовых грузчиков набрал добровольцев для орудийных расчётов. И при этом его орудие стреляло прямо с пирса, а его станины упирались на кучи угля рассыпанные тут же. И он ещё в таких, гм… прямо не полигонных условиях ещё и добился накрытий «Шеера». И заставил его позорно бежать с поля боя.

     Из крайне невыгодной позиции, сумел отогнать фашистского стервятника. Вполне возможно тут сработало и правило, что новичкам всегда везет, а возможно человек просто не растерялся и проявил свои навыки. Вне зависимости от причин успеха, важен сам результат - Диксон отбился и был непобеждён.

     А между тем сейчас имя и фамилия лейтенанта Н.Корякина забыто и мало кому сейчас что - нибудь скажет из наших современников. Вечная память и слава героям Великой Отечественной Войны.
Между тем, сам опыт двух мировых войн убедительно доказал, что борьба кораблей с береговыми батареями занятие совершенно бесполезное, либо же опасное для самих кораблей. Объясняется же это простым фактором - батарея - цель точечная – это либо орудийный дворик размером пять на пять метров, либо амбразура в чем-то бетонном или чем-то броневом. Уничтожить такую цель можно только прямым попаданием крупного каллибра. И это ещё при условии, что местоположение батареи определено заранее. Если же арт. позиции неизвестны - корабль может выпустить по ней весь боезапас, но так и не добъётся положительного результата. Зато обратная сторона, имеет перед собой цель гораздо более крупных размеров. Длина цели 180 метров, высота 7-12 метров, ширина 20 метров. Да, цель способна двигаться, но ведь маневрируя, она тоже сбивает себе прицел. Да и корабль в отличие от наземной батареи имеет неприятную тенденцию тонуть в случае попаданий без права возврата и обратного всплытия.
Наличие, как минимум, одной активной береговой батареи у русских, перечеркивало все первоначальные планы немцев. Местоположение самой батареи было неизвестно, точное ее вооружение и сектора обстрела тоже. Ситуация была патовая для «Шеера» и при этом немцы ошибочно посчитали у русских всего три активных арт.батареи, вместо одной. И после того, как в 01.57 русский снаряд попал в ангар с гидросамолетом и вызвал там пожар, Меендсен-Болькен приказал выходить из боя. Из-за того, что немцы лишились самолета. Связь со штабом через гидросамолет BV-138 стала невозможна. И немцы спешно стали отходить от Диксона.
Из-за ошибочной оценки арт. огня одиночной русской батареи Карякина, которую немцы посчитали за три батареи. Они допустили стратегический просчёт и не стали высаживать 180-сят десантников, находящихся в полной готовности, предназначенных по планам операции, для захвата Диксона, на берег, предполагая у русских наличия, как минимум, трёх рот пехоты на берегу. Кроме того, им нельзя было сбрасывать со счетов и вероятности наличия у русских авиации. Поэтому Меендсен-Болькен и отдал приказ на окончательный отход от Диксона.

          Подведём итоги. Итак, Диксон отбился. Причем с минимальными потерями и ущербом для себя. «Провожал» немецкий рейдер, летчик А.Стрельцов на летающей лодке ГСТ (лицензионная "Каталина".) - и именно он, сообщил, что следует за немецким рейдером на запад в сторону Архангельска, и что тот идет навстречу "третьему арктическому конвою" в составе 8 сухогрузов и 3 танкеров, ледоколов "Красин" и "Ленин", который направлялись в порты Дальнего Востока и Америки. Конвой этот как известно вышел 18 августа из Архангельска. Стрельцов своевременно вышел в эфир и стал передавать курс немецкого рейдера - благодаря этому командир конвоя изменил маршрут, и конвой разошелся с карманником на параллельных курсах за переделами видимости. Однако, через несколько часов, к концу патрулирования Стрельцова, рейдер вновь изменил курс и двинулся вдогонку за конвоем. Поскольку конвой и сопровождавшие его МБР-2 соблюдали радиомолчание, и поскольку никаких других работающих радиопередатчиков в том районе зафиксировано не было, то в штабе Северного флота пришли к выводу, что командир рейдера получил запоздалую информацию о конвое из штаба группы "Норд" и теперь пытается его перехватить.


    Так как все имеемые в наличие авиационные силы были задействованы в районе острова Медвежий и в районе аэродрома Банак, то противодействовать действиям немецкого крейсера было пока не чем. Произведенные расчеты показали, что конвой, успеет углубиться в ледовые поля, если он будет следовать той же скоростью, а рейдер свою скорость не изменит. Но именно, что "если". На море, как известно, случается всякое. Между тем, запутанные события в районе острова Медвежий, происшедшие во время полета лодки ГСТ А. Стрельцова в направлении на запад, сопровождаемые ворохом противоречивой информации, и целая серия поспешно принятых, в связи с этими событиями решений, не позволила командованию Северного Флота, более четко, объективно и взвешенно оценить ситуацию с рейдером в Карском море, и найти грамотный путь разрешения потенциально опасной ситуации. И рейдер ушёл безнаказанным от ВМС Северного флота. Показав русским, что до этого их безраздельному господству по СМП (северному морскому пути) приходит конец. Но, не достигнув, своей главной задачи, по уничтожению инфраструктуры порта Диксон и нарушению морских перевозок по СМП.

Список погибших на СКР-19 «Дежнев»:

Старшина I статьи - Павел Григорьевич Ульянов.
Старшина II статьи - Василий Иванович Давыдов.
Старшина II cтатьи - Александр Михайлович Карагаев.
Краснофлотец - Геннадий Иванович Майсюк.
Краснофлотец - Файрулла Хайрулин.
Краснофлотец - Василий Иванович
Суслов.
Краснофлотец — Аркадий Прокофьевич Борисихин.



Использованы материалы из книг:

1.Н.Непомнящий «Военные катастрофы на море».

2.М.А.Жирохов. «Асы над тундрой. Воздушная война в Заполярье. 1941–1944».
3.О.В.Тонина и А.В.Афанасьев. «Война в Арктике. 1942 год. Операция "Вундерланд"».
4.С.А. Ковалёв «Свастика над Таймыром».

Сайты:

1. http://www.bgudkov.ru/?page...
2. http://www.krasrab.com/arch...
3. https://jou.rfixe.com/forum...
4. http://nnm.me/blogs/z7z2929...
5. http://wiki-linki.ru/Citate...

Tags: ВМФ., ВОВ., ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ, Красная армия всех сильней., Линкоры., Мифы ВОВ., Советская Россия., Тайны истории.
Subscribe
promo deni_didro ноябрь 15, 2015 10:14 34
Buy for 100 tokens
По мере появления новых мыслей и афоризмов буду добавлять их в данную статью. Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу. У истории короткая память, но длинные руки. Те, кто делают историю, не задумываются, что её ещё предстоит написать. (Т. Абдрахманов.) От жажды умираю над…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments