deni_didro (deni_didro) wrote,
deni_didro
deni_didro

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Был ли подвиг 6-ых выживших из 6-ой роты?...

Предисловие. Недавно была 16-ая годовщина очередной трагической даты в нашей военной истории. Героической гибели десантников 6-ой роты 104-го парашютно-десантного полка. Решил опубликовать свой давний очерк, посвящённый данному событию.
 
Ещё живые, бойцы из 6-й роты 104-го парашютно-десантного полка...




В этом кратком очерке не будет описания подвига 6-ой роты. Не будет в нём и описания самого боя и характеристик бойцов, принявших в нём участие и погибших в нём. Я хочу рассказать о выживших и о том, как и за счёт кого или чего они выжили.
Непросто сложились судьбы шестерых выживших десантников. В полку многие считали их предателями. Ходили слухи, что у двоих даже автоматы были в смазке, с полными магазинами: якобы они где-то отсиделись, пока шел бой. Большинство офицеров части были против того, чтобы их представляли к наградам. Но пятеро из них получили Ордена Мужества, а рядовой Александр Супонинский – звезду Героя России.
Семьи погибших создали организацию «Красные гвоздики», чтобы сохранить о ребятах память и попытаться выяснить правду об их гибели.
– Ко мне приходили ребята из полка, говорили, что им все рассказывать нельзя, – говорит Александра Загораева. – Они на карте показывали, где сидели с оружием в руках, готовые броситься на выручку роте. Но приказа не было. Человека, который заводил уголовное дело по факту гибели роты, уволили. Он сказал мне, что знает, как погибли ребята, и расскажет нам, когда выйдет на пенсию. Нам многие рассказывали, что тропу с нашими мальчиками продали. Кто продал, мы, наверное, уже не узнаем. Спустя три года мы хотели ознакомиться с материалами расследования – нам почитать их не дали.

За гибель героев ответил командир 104-го полка Сергей Мелентьев, который во время боя шесть раз просил командующего Восточной группировкой генерала Макарова разрешить роте отступить. Мелентьева перевели в Ульяновск с понижением. Перед отъездом из Пскова он заходил в каждый дом, где жили семьи погибших солдат, и просил прощения. Спустя два года Мелентьева не стало – у 46-летнего полковника не выдержало сердце.

Ночной бой.


Из 90 десантников выжило только 6, вот их фамилии: Супонинский, Поршнев, Комаров, Христолюбов, Владыкин и Тимошенко.  Причём Супонинскому, дали единственному из выживших – звезду Героя России! За что он получил свою звезду это отдельная история.
Как например пишет журналист, вплотную занимавшийся этим делом. И бравший интервью по нему у офицеров псковской дивизии, которые служили вместе с погибшими и соответственно знали о них многое. То один из неназванных офицеров, (т.к. командование им запретило давать интервью) дал такую версию по поводу награждения Супонинского. « Всех офицеров предупредили - интервью никому не давать...
Супонинский Александр Анатольевич
А.А. Супонинский.

Рядовых наградили Золотой Звездой исходя из послужного списка: кто как показал себя в процессе службы - исполнительность, дисциплина.
- Но героизм часто проявляют люди непокладистые, неординарные.
- Я говорю, как было. Теперь о том, почему Супонинский от вас бегал. Что он был одним из последних защитников на сопке и его с Поршневым отпустил Кожемякин - ложь. Что они прыгали с обрыва высотой с пятиэтажный дом - ложь. Покажите мне этот обрыв. Я эту сопку излазил вдоль и поперек. 1 марта по свежим следам поднимался, 2-го, 3-го и 4-го, когда всех погибших уносили с высоты. Поле боя о многом говорит. Кожемякин, командир разведвзвода, - хороший рукопашник и, видно, здорово сопротивлялся. У него лицо было полностью разбито прикладами, а рядом валялись несколько зарезанных боевиков. Его, наверное, как последнего офицера, хотели взять живым.
Утром 1 марта, когда все стихло, я встретил у подножия сопки Супонинского и Поршнева. Супонинский что-то лихорадочно говорил, как они отходили, а Поршнев молчал, потупив глаза. Он еще не успел придумать свою легенду. И как это - отступали вместе, а Героем стал один? У Супонинского голень была сильно рассечена осколком, с такой раной он бы с высоты не спустился.
Не были они на высоте. Спрятались, переждали и вышли.
Вскоре у подножия появились и Христолюбов с Комаровым. Да, они тяжелораненого Воробьева бросили, это верно. У обоих стволы чистые и полный комплект патронов. Не сделали ни выстрела.
Последним вышел Тимошенко, связной комбата.
Супонинскому у нас один офицер прямо сказал: «Сними звездочку»... Их всех шестерых не надо было награждать».
Кстати опосредованно эту версию подтверждает рассказ матери гвардии рядового Р.Пахомова – Людмилы Пахомовой: «Только наши сыновья под командой Достовалова и ротного Ермакова кинулись выручать 6-ую роту. Больше никто. … по свежим следам, я показала фотографию сына Супонинскому: «Саш, ты не видел моего Рому?» А он говорит:»Нет, меня в начале боя ранило и меня вынесли». В начале боя!»
Доставалов Александр Васильевич
А.В. Достовалов.

Сам же Супонинский рассказывал так: «Где-то к утру я понял, что всё – каюк.  Евтюхин убит в голову, подмоги не будет, сам ранен в ногу, артиллерия молчит. Автомат поднёс к виску, последний рожок оставался, а тут наши как огня дали по «духам», причём точно так, прямо по их позициям. Заорал что-то, весь магазин в их сторону выпустил. Потом снова наши замолчали. Подполз к ребятам,  взял ещё патронов, гранат, начал огрызаться. Мыслей уже вообще не стало, одно желание – хоть одного замочить!
Мы - десантники, до конца выполнившие свой долг! Пацанов жалко. Но ребята бились до конца, никто не бросил оружия, не убежал… Лейтенант Рязанцев, когда патроны кончились «чехов» поближе подпустил и взорвал себя и их гранатой. Такие люди погибли, такие ребята… Главное, чтобы их всегда, всегда помнили!»
Последний оставшийся в живых офицер, старший лейтенант Кожемякин приказал Супонинскому и Поршневу уходить, прыгать с обрыва, сам с автоматом прикрыл их. "Сверху, с высоты обрыва, около пятидесяти боевиков вели по ним получасовую стрельбу из автоматов. Выждав, оба, раненные, сначала ползком, потом на четвереньках, потом в полный рост стали уходить". Мы чудом остались живы.
Но в то же время Поршнев получил орден «Мужества» а  Супонинский звезду «Героя», за один и тот же подвиг, странно всё это.
Кожемякин Дмитрий Сергеевич
Д.С. Кожемякин.

Журналист бравший интервью у офицера, ходившего со своим подразделением первого, второго, третьего и четвёртого марта на сопку где был бой до этого, и по следам боя докладывал командиру полка об убитых и раненых, офицерах и рядовых. Этот офицер тогда же у подножия сопки встретил Супонинского и Поршнева, которым, якобы, по их  словам, приказал уходить с вершины последний оставшийся в живых офицер Кожемякин. Офицер выразил большое сомнение, что оба были на высоте среди последних защитников. "Были бы – не спаслись... Супонинский от вас не зря прячется..." было сказано им журналисту писавшему о герое России.
Или как было написано о грубейших нестыковках в воспоминаниях выживших бойцов в одном блоге анонимным участником, но судя по лексике тоже действующим или бывшем военным: «Так вот, я хотел обратить внимание на некоторые нестыковки в рассказах А. Поршнева и А. Супонинского. В журнале Братишка (ссылка: http://www.bratishka.ru/archiv/2007/8/2007_8_6.php) я нашел статью, в которой Супонинский рассказывает о бое и о том, как ему удалось спастись.   Его слова: Когда погибли Доставалов и Евтюхин, я пересчитал оставшиеся боеприпасы. Не густо – 6 патронов... Романов, вставив последний магазин с патронами в автомат, сказал: «Кто-то должен выжить и рассказать о нас правду. Уходите, пацаны, я вас прикрою»   - по его словам выходит, что Евтюхин и Доставалов погибли раньше, чем к-н. Романов, но в описании тех событий на сайте г. Пскова говориться, что к-н Романов (цитирую)  "В 5.10 1-ого марта боевики перешли в атаку на высоту со всех направлений. Их численность составила более 1000 человек. К этому времени скончался от ран корректировщик огня гвардии капитан Романов, поэтому корректировал огонь артиллерии сам командир - Евтюхин, помогал ему гвардии лейтенант Рязанцев Александр Николаевич, но и он вскоре погиб." (ссылка: http://www.pskovgorod.ru/cats.html?id=632) - здесь явное противоречие. Если взять за основу данные псковской статьи, выходит что в шестом часу утра Супонинского на высоте уже не было.  Между тем, в одном из номеров журнала Братишка за 2008г., опубликовано интервью с отцом Д.Кожемякина. Там снова приводятся слова А.Супонинского, но они отличаются от того, что он сказал в 2007г. редактору вышеупомянутого журнала (цитирую):  "По воспоминаниям оставшегося в живых старшего сержанта Супонинского, последний натиск боевиков они встретили только четырьмя автоматами: комбат, Александр Доставалов (заместитель командира батальона, майор), лейтенант Дмитрий Кожемякин и он. Первым погиб Марк Евтюхин (подполковник, командир батальона)… Потом умрет майор. И тогда Дима Кожемякин (до своего двадцать четвертого дня рождения он не доживет ровно одного месяца) прикажет старшему сержанту и подползшему рядовому Поршневу отходить". В интернете можно встретить и объяснения Поршнева: "– Нас, последних, оставалось пятеро, – вспоминал позднее Андрей Поршнев, – комбат Евтюхин, замкомбата Доставалов и старший лейтенант Кожемякин. Офицеры. Ну, и мы с Сашей. Евтюхин и Доставалов погибли, а у Кожемякина обе ноги были перебиты, и он нам руками подбрасывал патроны. Боевики подошли к нам вплотную, оставалось метра три, и Кожемякин нам приказал: уходите, прыгайте вниз… " (ссылка: http://army.lv/ru/6-rota/1152/2525)    Вот отрывок из другой статьи (газета „Известия”, статья – „Суворик”): „Офицер (не только имени, но и звания не назову):  ... ...Что он [Супонинский] был одним из последних защитников на сопке и его с Поршневым отпустил Кожемякин - ложь. Что они прыгали с обрыва высотой с пятиэтажный дом - ложь. Покажите мне этот обрыв. Я эту сопку излазил вдоль и поперек... Утром 1 марта, когда все стихло, я встретил у подножия сопки Супонинского и Поршнева. Супонинский что-то лихорадочно говорил, как они отходили, а Поршнев молчал, потупив глаза. Он еще не успел придумать свою легенду. И как это - отступали вместе, а Героем стал один? У Супонинского голень была сильно рассечена осколком, с такой раной он бы с высоты не спустился .  Вскоре у подножия появились и Христолюбов с Комаровым. Да, они тяжелораненого Воробьева бросили, это верно. У обоих стволы чистые и полный комплект патронов. Не сделали ни выстрела.  (ссылка:http://www.izvestia.ru/russia/article26469/)   
 
 





На фото: Целые сутки после гибели 6-й роты федеральные войска не появлялись на высоте 776,0. Вплоть до утра 2 марта никто не обстреливал высоту, где хозяйничали боевики. Они не торопились: добили остававшихся в живых десантников, свалив их тела в кучу..


Можно сделать вывод, что кто-то из двух (или оба) говорит неправду. Эти несоответствия косвенным образом подкрепляют подозрения, что Супонинский и Поршнев могли самовольно покинуть высоту. Их реакция понятна, они просто хотели жить. Осуждать можно лишь ложь...


Как пишет сам журналист, : «Я не "опорочил" этого десантника, ибо по-прежнему считаю: он поступил правильно, сумев сохранить жизнь. Тем более в условиях, когда высокие генералы продали чеченцам дорогу для отхода, а 6-ю роту с этим мальчиком подставили для правдоподобности, чтобы замести денежные следы. Так говорят все псковичи, и не только они». И ещё, «О боевиках знали, не исключено - их вели. Похоже на правду, что, двигаясь по ночам, они давали знак фонариками и наши не стреляли, не имея приказа. Так это было или иначе - значения не имеет». Одно собеседники считают точно, не заметить в горах лишённых растительности (зелёнки.) более 2500 человек – это на грани фантастики. 
Но в то же время начштаба полка Теплинский и другие офицеры были против награждения двоих живых  десантников, бросивших умирающего разведчика на склоне сопки. Но все решала Москва, оба получили ордена Мужества. Повторю вновь: «это была наградная акция, политическая акция, в которой не должно было быть места ни одному недостойному - без "исключений"».
        А, например двое других из выживших десантников Комаров и Христолюбов даже не приняли участия в бою. Они шли в хвосте колоны, когда впереди началась стрельба, и они оказались у подножия высоты. К ним подскочил гранатометчик Изюмов забрал пулемёт, и кинулся наверх, а эти двое просто напросто исчезли, больше до конца боя их никто нигде не видел. Вернулись же они в расположение части уже после боя, с полным боекомплектом и без нагара в стволах от выстрелов. Но, тем не менее, гораздо позже тот же Комаров не стесняясь, рассказывал журналистам, как он рубился сапёрной лопаткой в рукопашную с бандитами.
       Как рассказывает офицер Олег П.: «Христолюбов и Комаров спускались вниз, прятались в расщелине, услышали стон: «Ребята, помогите!» Это звал старший лейтенант Воробьев, замкомандира разведроты. Оба струсили, смылись. После боя внизу, у подножия сопки, промямлили: «Там, на склоне, офицер остался, еще живой». Когда наши поднялись, Воробьев был уже мертв. Христолюбова и Комарова тоже наградили орденом Мужества. Начштаба полка Теплинский был против, и мы, все офицеры, против, но,  видимо, в Москве решили иначе: вся рота - герои. Самое удивительное, Христолюбов и Комаров к этой роли быстро привыкли.
    Ещё один из спасшихся просто напросто сдался в плен боевикам. Вот как это описывает, например, журналист,  бравший интервью у этого бойца: «Уже всё вокруг было выжжено, и никого не осталось в живых, когда мятежники в полный рост, как победители, пошли прямо на него, единственного. Но так как у него уже не было чем отбиваться то он стал на колени и попросил: «Не стреляйте, я сдаюсь». Они ударили его по голове, раздели и разули догола. Очнулся от холода. Под телом убитого нашел автомат, обошел высоту, раненых не встретил. Двинулся самостоятельно в расположение своих войск. Там  он сам рассказал все, честно, как было. Скрыл бы, промолчал - никто бы никогда ничего не узнал. Дома он попытался покончить с собой, мать вытащила из петли. Военная прокуратура проводила расследование, криминала, грубых нарушений не обнаружила. Парня, как и других, наградили орденом Мужества. И совершенно правильно. Но боль не утихла: «Почему я не погиб вместе со всеми? Я виноват, что не погиб». Парень не приехал на открытие памятника, оказался в психбольнице. И еще один не приехал: тоже в психбольнице.


      Но в то же время как пишет Игорь Исаков: «Тот, с вершины, до сих пор не в себе, казнится: "Почему я не погиб тогда вместе со всеми». Еще один, из тех, что оставили командира, после госпиталя недомой поехал, а вернулся в Чечню, долги возвращать. Воевал отменно, пока не ранили, пока не искупил вину кровью. 
     Последним вышедшим к своим был радист комбата Евтюхина – Тимошенко. Согласно его версии, к ним во фланг зашёл пулемётный расчёт боевиков, который очень мешал, и комбат, якобы, направил его и штабного писаря Гердта уничтожить вражеский расчёт, а рацию оставил у себя. В это время начался миномётный обстрел и одна из мин попала в рядом стоящее дерево, которое и накрыло их обоих. Причём Гердт был убит на месте, а Тимошенко только ранен, но без боеприпасов при этом. И якобы пулемётчики бандитов так и не смогли добраться до него, хотя и находились от него в 5-7 метрах с пулемётом.       Тут сразу возникают два вопроса: первый, как командир мог послать единственного на тот момент радиста уничтожать пулемётную точку. Если известное армейское правило гласит, что командира и радиста охраняют и берегут в первую очередь и здесь не может быть исключений? Второлй вопрос, как могли «чехи» оставить в живых Тимошенко, находясь от него в 5-7 метрах?
       В общем всё что хотел написать об выживших из 6-ой роты по данной теме то и написал. Мне кажется, что с течением времени эта правда о них забудется, подвиг пригладят, как в ситуации с «крейсером Варяг». 
       Что Вы думаете обо всём этом, дорогие мои читатели? 
http://my.mail.ru/community/istoriamira/0C5F590982E150BC.html#0C5F590982E150BC

Автор Дени Дидро.



Использованные материалы по теме:
1.      http://6-rota.livejournal.com/25568.html
2.      http://www.cargobay.ru/news/izvestija/2003/1/9/id_116632.html
3.      http://gubernia.pskovregion.org/number_116/6.php
4.      http://izvestia.ru/news/341187
5.      «Суворик». Известия 16.11.2002
6.      "Ваш сын и брат", 02.08.2001
7.      Н. Гродненский «Вторая чеченская». – М.,Русская Панорама., 2010.

Tags: Бизнес на крови. Госпереворот., Герои современной России., Мифы истории., Новейшая история. Бизнес на крови., Чеченская война., память., символика. Чеченская война.
Subscribe

promo deni_didro november 15, 2015 10:14 46
Buy for 100 tokens
По мере появления новых мыслей и афоризмов буду добавлять их в данную статью. Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу. У истории короткая память, но длинные руки. Те, кто делают историю, не задумываются, что её ещё предстоит написать. (Т. Абдрахманов.) От жажды умираю над…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments