deni_didro (deni_didro) wrote,
deni_didro
deni_didro

Category:
  • Mood:
  • Music:

Как царизм следил за писателями и литераторами и унижал их. Ч-3.

Если вам кажется, что за вами следят – это
ещё не значит, что у вас паранойя.
(народная мудрость.)

Родина там, где чувствуешь себя свободно.
(Абу Аль-Фарадж.)

«Автору удаётся всегда оставаться самим собой, если его ругают все фрики одновременно – значит, он держится верного курса. Не дай бог, если бы кто – нибудь из них похвалил…».
(Е.Сатановский.)

Продолжение, начало: 1." Как царизм следил за писателями и литераторами и унижал их. Ч-1." по адресу: https://deni-didro.livejournal.com/522195.html
2." Как царизм следил за писателями и литераторами и унижал их. Ч-2." по адресу: https://deni-didro.livejournal.com/522488.html


Впервые Маяковский появляется в дневниках наружного наблюдения 4 июня 1908 г. под кличкой «Кленовый». С 5 августа 1908 г. на Маяковского завели индивидуальный дневник наружного наблюдения. На первой странице дневника было написано: «“Высокий”, он же “Кленовый”».

В начале февраля 1909 г. Маяковский был арестован. Основание – знакомство с Пелагеей Федоровной Евсеенко, которая, в свою очередь, водила знакомство с группой эсеров, занимавшихся экспроприацией. 28 февраля 1909 г. Маяковского отпустили, поскольку у жандармов на него просто не оказалось ни улик, ни показаний других лиц.

В мае 1909 г. из московской Новинской тюрьмы (сейчас на этом месте стоит знаменитый по событиям 1993 г. Белый дом) бежали 4 политкаторжанина. А 2 июля в квартиру одного из организаторов побега эсера И.И. Морчадзе зашел Маяковский и нарвался на засаду жандармов. По сему задержавший Маяковского поручик Якубовский доносил: «Спрошенный Маяковский объяснил, что он пришел к проживающей в кв. № 9 дочери надворного советника Елене Алексеевне Тихомировой рисовать тарелочки, а также получить какую-либо другую работу по рисовальной части. О чем и составил сей протокол».

«У меня же в засаде попал и известный поэт Владимир Маяковский, – вспоминал Морчадзе. – Во время составления протокола, когда Владимиру Маяковскому пристав задал вопрос, кто он такой и почему пришел сюда, Маяковский ответил ему каламбуром:

– Я, Владимир Маяковский, пришел сюда по рисовальной части, отчего я, пристав Мещанской части, нахожу, что Владимир Маяковский виноват отчасти, а посему надо разорвать его на части.

Общий хохот…»[129].

Меньше чем через два часа полиция явилась на квартиру Маяковских, предъявив ордер на обыск. К огорчению жандармов обыск оказался безрезультатным – никакой крамольной литературы и улик, относящихся к побегу политкаторжан, обнаружено не было. Но Маяковского все же арестовали.

На следующий день после ареста его вызвали на допрос. На вопрос по существу дела Маяковский ответил: «2 июля сего года около 1 часа 20 мин. дня я пришел к Елене Алексеевне Тихомировой просить работы по рисованию, так как я знал, что там могу найти работу. О побеге из Московской женской тюрьмы заключенных я знаю из газет, других сведений о побеге я не имею. Из заключенных в Московской женской тюрьме я никого не знаю».

Любопытно постановление московского градоначальника генерал-майора Адрианова: «получив сведения, дающие основание признать дворянина Владимира Маяковского вредным для общественного порядка и спокойствия, руководствуясь § 21 высочайше утвержденного в 31 день августа 1881 года Положения об усиленной охране, постановил: означенного Маяковского впредь до выяснения обстоятельств дела заключить под стражу при [пропуск] с содержанием согласно ст[атьи] 1043 Уст[ава] угол[овного] судопр[оизводства]. Настоящее постановление, на основании 431 ст[атьи] того же устава».

Как видим, в 1909 г. человек мог оказаться в тюрьме, если жандарм счел его «вредным для общественного порядка и спокойствия».

«Сидеть не хотел. Скандалил. Переводили из части в часть – Басманная, Мещанская, Мясницкая и т. д. – и, наконец, Бутырки. Одиночка № 103», – писал Маяковский в автобиографии.

За возмущение (то есть хулиганство) Маяковского отправили в Центральную пересыльную тюрьму, в знаменитую «Бутырку».

24 августа 1909 г. Маяковский подал прошение в Охранное отделение об освобождении:

«В Московское Охранное отделение

Содержащегося при Центральной пересылочной тюрьме

политического заключенного дворянина

Владимира Владимировича Маяковского

Прошение

Ввиду того, что у Охранного отделения нет и, конечно, не может быть никаких фактов, ни даже улик, указывающих на мою прикосновенность к деяниям, приписываемым мне Охранным отделением, что в моей полной неприкосновенности к приписываемому мне легко убедиться, проверивши факты, которые были приведены мною при допросе как доказательство моей невиновности, – покорнейше прошу вас рассмотреть мое дело и отпустить меня на свободу».

5 сентября пришел ответ из Охранного отделения на имя начальника тюрьмы, из которого следовало, что просьба Маяковского отклонена.

7 ноября 1909 г. Департамент полиции известил московского градоначальника:

«Секретно.

По рассмотрении особым совещанием, образованным согласно ст[атье] 34 Положения о государственной охране, обстоятельств дела о содержащихся под стражей в Московской губернской тюрьме, Московской центральной пересыльной тюрьме и Пречистенском и Мясницком полицейских домах нижепоименованных десяти лиц, изобличенных в содействии побегу в ночь на 1 июля 1909 г. 13 каторжанок из Московской женской тюрьмы, г. министр внутренних дел постановил:

‹…›

Признавая необходимым выяснить, какими именно данными подтверждается приписываемая дворянину Владимиру Владимирову Маяковскому и отставному штабс-капитану Николаю Николаеву Гепферту преступная в политическом отношении деятельность, затребовать дополнительные о Маяковском и Николае Гепферте сведения».

Одиссея Маяковского закончилась письмом Департамета полиции в Бутырку от 8 января 1910 г.: «…г. министр внутренних дел 28 декабря 1909 года постановил переписку о Маяковском, в порядке, указанном ст[атьей] 34 Положения об охране, прекратить. Об изложенном Отделение просит объявить Владимиру Маяковскому, освободив его немедленно из-под стражи».

Так в чем вина шестнадцатилетнего парня? В том, что он был знаком с какими-то социал-революционерами, а потом с эсерами. Ни один суд в Западной Европе не приговорил бы Маяковского за все его «грехи» и к 15 суткам ареста. А сколько казенных денег было истрачено на слежку, содержание в тюрьме, да на одну бумагу из пухлых папок дел на Маяковского!

1 ноября 1913 г. Московское охранное отделение приказало полицейскому надзирателю 2-го участка Пятницкой части установить негласное наблюдение за Есениным Сергеем Александровичем, крестьянином 18 лет. Есенин в это время работал в типографии помощником корректора (подчитчиком), за что получил у полицейских кличку «Набор».

Вот, к примеру, донесение филера от 2 ноября 1913 г.: «В 7 час. 20 мин. вышел из дому. Отправился на работу в Типографию Сытина с Валовой ул.

В 12 час. 30 мин. дня вышел с работы, пошел домой на обед. Пробыл 1 час 10 мин., вышел, вернулся на работу.

В 6 час. 10 мин. вечер, вышел с работы Типографии Сытина, вернулся домой. В 7 час. вечера вышел из дому, пошел в Колониальную и Мясную лавку Крылова в своем доме, пробыл 10 мин., вышел, вернулся домой.

В 9 час. 10 мин. веч. вышел из дому, пошел вторично в упомянутую лавку, где торгует отец, пробыл 20 мин., то есть до 9 час. 30 мин. веч., и вместе с отцом вернулся домой.

Грязнов, Веремчук, Угаров II»[130].

В 1895 г. за участие в деятельности Орловского студенческого землячества в Москве под надзор полиции попал 24-летний Леонид Николаевич Андреев. Любопытно, что в 1897 г. Андреев становится помощником присяжного поверенного и часто выступает в суде в качестве защитника.

10 февраля 1905 г. Андреева арестовали и препроводили в одиночную камеру в Таганской тюрьме. Повод – предоставление своей квартиры для собраний рабочих. 25 февраля за Андреева вносит большой залог Савва Морозов, и писателя освобождают. 17 ноября 1905 г. он уезжает в Петербург, а оттуда в Германию. Далее Андреев живет в Финляндии.

14 марта 1901 г. в Петербурге на площади у Казанского собора состоялась массовая студенческая демонстрация, основным требованием которой была отмена указа об отправлении на солдатскую службу неблагонадежных студентов. Полицейские и казаки разогнали демонстрацию, при этом не обошлось без жертв. В тот же день, 14 марта, Константин Бальмонт выступил на литературном вечере в зале городской думы и прочитал стихотворение «Маленький султан». Там есть такие строки:

То было в Турции, где совесть – вещь пустая,
Там царствует кулак, нагайка, ятаган,
Два-три нуля, четыре негодяя
И глупый маленький султан.
Стихотворение имело успех. Оно пошло по рукам, Ленин хотел его напечатать в газете «Искра».

По постановлению «особого совещания» Бальмонта выслали из Петербурга и на три года лишили права проживания в столичных и университетских городах. Несколько месяцев он прожил у своих друзей в усадьбе Волконских Сабынино Курской губернии (ныне Белгородской области), а в марте 1902 г. выехал в Париж, затем жил в Англии, Бельгии, опять во Франции.

В 1905 г. Бальмонт вернулся в Россию и даже принимал какое-то участие в декабрьских 1905 г. беспорядках в Москве. Опасаясь полицейской расправы, Бальмонт в новогоднюю (1906 г.) ночь уехал в Париж.

В 1906 г. Бальмонт пишет стихотворение «Наш царь» об императоре Николае II:

Наш царь – Мукден, наш царь – Цусима,
Наш царь – кровавое пятно,
Зловонье пороха и дыма,
В котором разуму – темно…
Наш царь – убожество слепое,
Тюрьма и кнут, подсуд, расстрел,
Царь-висельник, тем низкий вдвое,
Что обещал, но дать не смел.
Он трус, он чувствует с запинкой,
Но будет, час расплаты ждет.
Кто начал царствовать – Ходынкой,
Тот кончит – встав на эшафот.
А стихотворение «Николаю Последнему» заканчивалось словами: «Ты должен быть убит, ты стал для всех бедой».

Надо ли говорить, что негласный надзор за Бальмонтом продолжался и за границей.

В Россию он вернулся лишь 5 мая 1913 г. и тут же чуть было не попал за решетку за стихи в сборнике «Злые чары», которые были опубликованы еще в 1906 г.

Перечень поэтов и писателей, арестованных или просто состоявших под надзором, можно продолжать еще долго. Но, как уже говорилось, среди них не было ни одного бомбиста, ни одного революционера. Кто-то что-то написал неположенное, кто-то что-то сказал, не с тем дружил…


С 1917 по 1991 г. происходила героизация революционного подполья России. Ну а пришедшие в 1991 г. к власти «либералы» решили взять реванш и попросту переписали историю, меняя знаки с плюса на минус и наоборот.

Имеет место и попытка реабилитации царской охранки. Кое-кто, как, например, историк В.С. Брачев, делает это осторожно: «Люди среди них были разные. Разными были и причины, приведшие их в “Охранку”. Разным было и отношение к делу. Но не о том сейчас речь. Важнее уяснить другое: в отличие от революционеров, эти “провокаторы”, среди которых было немало настоящих мастеров своего дела, не расшатывали, а укрепляли государство, работали не против, а за него. И за это им многое, особенно теперь, с позиции сегодняшнего дня, может и должно проститься»[131].

Ну а другие открыто называют руководство Департамента полиции «рыцарями империи» и т. п.

Увы, реальных рыцарей в охранке попросту не было. Чуть ли не половина «рыцарей империи» – это ренегаты-революционеры, предавшие своих товарищей. Этнических русских среди «рыцарей империи» мало, в основном евреи и поляки. Правда, среди жандармов попадались и бывшие гвардейские и армейские офицеры, выкинутые оттуда за мерзкие деяния. Разные там корнеты Отлетаевы. Замечу, что среди революционеров было на порядок больше офицеров. Причем они шли в революцию по своим убеждениям, а не потому, что их взашей выгнали из армии.

Взамен реальных жандармов нам подают персонажей типа Фандорина. Нет, я не собираюсь хулить произведения Акунина, многие из них я с удовольствием читал во время отдыха. Но, увы, в Интернете начались поиски прототипа Фандорина. Особенно усердствуют интернетовские дамочки. Ах, как им хочется найти «рыцаря без страха и упрека» в жандармском мундире. В худшем случае они готовы считать Фандорина собирательным образом.

Увы, сколько бы ни собирали Рачковского с Азефом, Жученко со Столыпиным, Курлова с Герасимовым и т. д., Эраст Фандорин все равно не получился.

Попробуем подвести некоторые итоги. В царствование Николая II в России была создана грандиозная система охраны царя на суше, море и в воздухе, равной которой не было в истории человечества, по крайней мере до 1991 г.

Какова же была ее эффективность? В узком смысле система работала безукоризненно. С 1894 по 1917 г. все покушения на царя были пресечены на стадии планирования, или революционеры сами отказались от них. Ни разу жизнь царя или его жены и детей не подвергалась ни малейшей опасности.

Однако в широком смысле охрана царя сыграла негативную роль в истории России. Она легла тяжелой ношей на бюджет империи. Пока еще ни одни историк не посчитал, во что обходилось России содержание семейства Романовых и его охрана. По моей грубой оценке эта сумма соизмерялась с затратами на Черноморский флот в 1894–1910 гг.

И это не всё. Царская охранка, получив огромные средства и полную безнаказанность, стала играть в свои игры. Хвост начал вертеть собакой. Руководители Департамента полиции, используя агентов-провокаторов, стали создавать свои подпольные типографии, а затем успешно их ликвидировать. Начались взаимные разборки с убийством министров и конкурентов в жандармских мундирах. Само собой, не обошлось и без финансовых афер, особенно в этом преуспело руководство зарубежной агентуры. Оно же устроило и ряд несанкционированных правительством внешнеполитических авантюр.

К сожалению, современные авторы работ по террору утопают в деталях и обходят молчанием морально-политический эффект террора. Формально действия охраны Николая II опровергли аксиому Наполеона: «можно прийти к власти на штыках, но сидеть на них нельзя». Однако на достаточно длительном отрезке времени успешные действия охраны против террористов, посягающих на непопулярных деятелей, лишь ухудшают ситуацию в стране и ведут к большому кровопролитию, а то и к гражданской войне, как это произошло в России в 1917–1920 гг.

Теракты против популярных деятелей приносят огромные дивиденды их партиям и бедствия для противников. Так, убийство президента Кеннеди в 1963 г. превратило его из не самого мудрого политика, да еще весьма неразборчивого в средствах, равно как и в личной жизни, в кумира всей Америки, да и всего мира. Покушение на Кирова вызвало гнев советского народа и дало возможность Сталину жестоко расправиться со всеми неугодными руководителями страны.

В свою очередь, после выстрела Веры Засулич в петербургского градоначальника Ф.Ф. Трепова симпатии общества, включая царских сановников, были на стороне террористки, а не раненого генерала.

Неплохо, чтобы спецслужбы обращали внимание и на анекдоты. Так, после выстрела Засулич рассказывали, что городовой, разгоняя любопытную публику – «Кого убили?», отвечал: «Кого надо – того и убили!»

Как известно, суд присяжных оправдал Веру Засулич. После оглашения приговора весь зал разразился овациями, причем публика была заранее подобранная: там не было студентов, но зато были генералы, сановники и богатые купцы. Канцлер империи светлейший князь Александр Горчаков бил в ладоши и кричал «Браво!»

А в конце 1916 г. царь Николай II даже не рискнул судить убийц Григория Распутина. «Ах, он пожалел своих дальних родственников!» Напротив, Николай II, равно как его отец и дед, весьма сурово наказывал свою ближайшую родню за самые незначительные проступки. Попробовали бы великий князь Дмитрий Павлович и князь Феликс Юсупов убить, к примеру, генерала Алексеева или князя Львова, схлопотали бы грандиозный процесс.

Увы, формула великого корсиканца еще раз подтвердилась в 1917 г. – на штыках сидеть опасно даже при самой большой и хорошо организованной охране.

На мой взгляд, именно качественный состав офицеров Департамента полиции, равно как и офицеров гвардии привел Россию к кровавой Гражданской войне. Давайте перейдем от слов к цифрам.

Где эти знаменитые планы Столыпина, рассчитанные на двадцать лет? А может, у царя были планы модернизации России? Я с карандашом изучал переписку Николая II с женой, единственным человеком, которому он безраздельно доверял. Да, там были планы послевоенного переустройства. Но они сводились к двум пунктам. Начать массовое железнодорожное строительство: «Таким образом, найдется работа для наших запасных, когда они вернутся с войны, и это задержит их возвращение в свои деревни, где скоро начнется недовольство – надо предупредить истории и волнения, заранее придумав им занятие, а за деньги они будут рады работать… Согласна ли ты с этим? Мы с тобой уже думали об этом, помнишь?»[132].

И: «По окончании войны тебе надо будет произвести расправу»[133]. Имеется в виду над врагами «нашего Друга».

И всё…

Риторический вопрос: могла ли Российская империя существовать в таком виде в 30–40-х годах XX века во главе с больным гемофилией царем Алексеем II?

Охранка лишь загнала внутрь все болезни империи. У руководства Департамента полиции и гвардейских офицеров в конце XIX века был шанс изменить ход истории и дать возможность России обойтись без страшной Гражданской войны. С самого начала многие министры и генералы говорили, что Николай II не способен управлять страной в столь сложный период. Он, без сомнения, был бы хорошим правителем, скажем, Баварии с 1815 по 1848 г., или любого другого небольшого центральноевропейского государства.

Но России в конце XIX века нужны были кардинальные реформы, которые мог провести лишь монарх типа Петра I или Екатерины II, либо диктатор, подобный диктаторам XX века.

Вспомним, как ликовал Петербург в июле 1762 г. и в марте 1801 г. В первые же часы повсеместно было раскуплено шампанское. Гвардейских офицеров встречали криками «Ура!», чопорные барышни, забыв всякий стыд, лезли к ним целоваться. А у офицеров, не побоявшихся испачкать перчатки ради будущего России, впереди были Чесма, Очаков, Крым, Эйлау, Бородино и Париж. Рассматривать варианты развития России в случае прихода к власти в 1898–1903 гг. царя-реформатора или «Робеспьера на коне» я предоставляю любителям фэнтези. Но крах самых дорогих и самых могущественных в мире охранных структур обязаны изучать политики, генералы и руководители спецслужб.

Правитель должен быть патриотом России и ставить интересы своей страны несоизмеримо выше интересов семьи и своего клана. Он должен вести страну от успеха к успеху. Тогда и современники, и потомки простят ему всё – и роскошные дворцы, и бессудные расправы над конкурентами, и сексуальную невоздержанность, и прочая, и прочая… Примеров в российской истории хоть отбавляй – Петр I, Екатерина II, князь Потемкин, фельдмаршал Кутузов и т. д.

Не умеешь править – уходи. Задержишься на престоле – плакать народ по тебе не будет, как не плакал по Петру III, Анне Леопольдовне, Павлу I и т. д. Сильная политическая полиция хороша только при любимом народом вожде, а при неудачнике полиция может лишь заменить дворцовый переворот («цветную революцию») на кровавую гражданскую войну.


Автор - А.Б.Широкорад.

Nickname deni_didro registred!

Tags: no pasaran, terror, wanted!, welcome, Афёры., Бизнес на крови., Будущее., Воровство и бесспредел олигархов., Герои современной России., Гражданская война., Гражданская позиция., Идеи., Искусство., Кризис, Криминал., Курьёзы., Люди с Большой буквы., Мифы и мифотворчество., Мифы истории., Ну, Познавательно., Последний звонок., Правда и мифы, Путешествие., Спецслужбы., Статистика., Тайны истории., Террор., Угроза., авторитеты, агитация, гражданская война., история России., неПОЛИТКОРРЕКТНО, несправедливость, спасайся кто может.
Subscribe

promo deni_didro november 15, 2015 10:14 41
Buy for 100 tokens
По мере появления новых мыслей и афоризмов буду добавлять их в данную статью. Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу. У истории короткая память, но длинные руки. Те, кто делают историю, не задумываются, что её ещё предстоит написать. (Т. Абдрахманов.) От жажды умираю над…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment