deni_didro (deni_didro) wrote,
deni_didro
deni_didro

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Курды- народ воин, герои или жертвы?... (Ч-1.)

«Единственные друзья курдов – горы».
                                (курдская поговорка).

«Жена курда заменяет курду товарища как в домашнем быту, так и на войне. Если мужчины отправляются на войну, то дома женщины защищают скот и хозяйство. Часто на курдские поселения, где нет мужчин, нападают другие, с ними враждебные, курдские племена, но тут женщины поселения, с оружием в руках, выходят против нападающих, и нередко грабители вынуждены бывают ни с чем вернуться восвояси. Так, говорят, одна вооруженная курдинка может справиться с четырьмя вооруженными мужчинами из другого народа… Если женщина не сумеет защитить свое добро, то она лишается почета и уважения своих единоплеменников. На дочери такой слабой матери ни один молодой человек не согласится жениться. Этот взгляд на женщин довольно древний, и таким образом выработался среди курдов тип храбрых и бесстрашных женщин, которые ни в чем не уступают мужчинам».
(этнограф К. Хачатуров.)

Есть всего две мишени,
Только две есть мишени,
мы с тобой, ты и я…
В черта, в душу и в Бога,
ну зачем их так много?
И сверкают штыков острия…
Страха нет, как ни странно,
но обидно так рано,
свежим утречком ранним
уходить по путям небытия…
         (Автор неизвестен).

Не печалься, что обречены,
Ведь мы солдаты великой войны.                            
                                 ( А. Бредихин).

Предисловие от  Дени Дидро.
   Давно хотел написать об этом Человеке с большой буквы. Имя которого по истине войдёт во всемирную историю. Как в негативном так и в позитивном ключе.
  Недаром его, как и Ленина, последователи знают не по настоящему имени, а по подпольной кличке Апо в переводе с курдского — «дядюшка».
  Но тут подвернулась интересная статья журналиста, которого я уважаю, про этого Человека и то, как его кинули ряд государств в 97-98 гг. И как он волею спецслужб и правителей разных, вроде бы дружественных ему государств,  был  незаконно захвачен в Найроби в 1998 году турецкими спецслужбами. И заточённ навечно, на маленьком островке Имралы, в Мраморном море.

Его незаконный захват вызвал шок и гневные выступления за его свободу, одних. И безудержную радость, и надежду на то, что многолетняя война с РПК в Турции, наконец – то закончится. Ни у тех, ни у этих их надеждам не суждено было сбыться.
И многолетняя ГВ в Турции продолжилась с новой силой. А Оджалана посадили пожизненно.
А теперь сам очерк об этой прямо скажем, дурно пахнущей недавней, по историческим меркам, истории ряда государств Европы и Азии.

16 февраля 1998 года премьер-министр Турции Бюлент Энджевид, выступая по национальному телевидению, В СВОЕМ ОБРАЩЕНИИ К НАЦИИ дрожащим от волнения голосом произнёс такую фразу: «Мы обещали его поймать — и мы сделали это!» Его слов оказалось достаточно, чтобы взорвать спокойствие во всём мире. Что это означало? То, что в феврале 1998 года турецкий спецназ в Найроби — столице Кении — провёл успешную операцию по захвату лидера Рабочей партии Курдистана Абдуллаха Оджалана. С этого начался отсчёт нового времени в истории Турции и в истории вооружённой борьбы курдов за обретение своего государства.
Для турецких властей начался период напряжённых поисков решения — где и как судить этого человека, имя которого давно стало знаменем курдского сопротивления. (А для турок — ещё и символом терроризма, отзывавшегося болью и страхом по всей стране.)
Одновременно с этим по всему миру, в том числе и в России, прокатилась волна акций и выступлений организаций курдов, поддерживающих Рабочую партию и её вождя. К тому времени на юго-востоке Турции уже более пятнадцати лет продолжались кровопролитные сражения боевиков РПК с регулярными турецкими войсками. По сути, это была настоящая партизанская война с многочисленными жертвами с обеих сторон. По самым приблизительным данным, число погибших превышало 30 тысяч человек. Вернее, говорить об этом в прошедшем времени не совсем правильно — и в середине второго десятилетия XXI века в тех краях продолжаются вооружённые стычки, раздаются выстрелы, гремят взрывы, гибнут люди.

Итак, в 1998 году по всему миру проходят многотысячные демонстрации курдов под лозунгом: «Свободу Оджалану!» Его пленение они называют не иначе как «закатом солнца Курдистана». Надо заметить, что численность курдского народа до сих пор определяется весьма приблизительно. Согласно данным официальной статистики — порядка 20 миллионов человек, сами же курды говорят, что ИХ В МИРЕ В ДВА РАЗА БОЛЬШЕ. Как известно, курды живут на стыке четырёх стран — Турции, Сирии, Ирака и Ирана. И не перестают мечтать о собственном государстве. Они говорят: мы одни такие во всём мире — 40 миллионов ЧЕЛОВЕК одной национальности без СВОЕГО ГОСУДАРСТВА. Надо ещё учитывать, что среди народов Востока курды всегда были известны своей воинственностью и свободолюбием.
  С одной стороны — географическое положение Курдистана, земли, где исторически живут курды, чрезвычайно выигрышное с учётом реалий современной мировой политики и экономики. Достаточно сказать, что именно через земли курдов проходит до 70 процентов транспортируемой Ираком нефти. С другой стороны — сложный горный рельеф, многочисленные перевалы и пропасти не только отделяют курдов от недоброжелательных соседей, но и разделяют их между собой. В каждой стране Востока курдское население имеет свой собственный менталитет, свои приоритеты и свои взгляды на решение общих проблем народа — в первую очередь по поводу создания единого государства.

Среди курдов всегда БЫЛО множество группировок, ищущих свой путь к основной заветной цели. В каждой из стран у них свои лидеры и своя тактика во всём — от политической жизни до вооружённой борьбы. Оджалан был признанным лидером турецких курдов и при этом претендовал на роль общенационального вождя. Его сторонников в Турции всегда считали террористами и подавляли их движение всеми возможными способами. При этом власти страны не останавливались ни перед чем, ЗАЧАСТУЮ ПРОСТО стирая курдские поселения с лица земли.
Демонстрациям и выступлениям курдов в 1998 году сопутствовали жуткие акты самосожжения. Такое пришлось наблюдать даже жителям Москвы. В марте к зданию Государственной Думы России подошли двое курдов, один облил себя какой-то горючей жидкостью из бутылки и, щёлкнув зажигалкой, на глазах у ничего не понимавших прохожих превратился в живой факел. Второй фиксировал весь этот кошмар на видеокамеру.
Одновременно курды провели беспрецедентную акцию — сразу в десяти странах мира захватили дипломатические представительства Турции, Греции, Кении, Израиля и США — тех государств, которые, как они считали, причастны к операции по захвату Оджалана. В какой-то момент даже показалось, что мир дрогнул — во многих странах стали раздаваться призывы найти решение «курдской проблемы» максимально безопасным и благоприятным для мирового сообщества путём.
Тогда мы стали заниматься этой проблемой, делали репортажи, новостные сообщения. А в конце концов решили снять фильм, чтобы рассказать о судьбе курдского народа — пояснить, что происходило с курдами в разных точках мира в течение долгих лет. Ещё одной целью было рассказать, кто же такой Абдуллах Оджалан и почему его арест и подготовка к суду над ним вызвали такую бурную реакцию во многих странах.
Это была безумно интересная работа. Я тогда практически жил на территории Турции, командировки следовали одна за другой. В Москве бывал лишь наездами.

Я сказал о том, как восприняли захват своего лидера курды. Но не менее значимым сочли для себя это событие и турки. Ведь они увидели в этом возможность пресечь кровопролитие на юго-востоке своей страны, продолжавшееся полтора десятка лет. Причём каждый раз, стоило турецким войскам начать так называемую операцию возмездия, отряды боевиков РПК по горным тропам плавно перетекали на территорию соседнего государства — Ирака. И турецкие солдаты вынуждены были, преследуя их, вторгаться на чужую землю, иногда заходили километров на сто в глубь иракской территории. Правитель Ирака Саддам Хусейн ничего не мог с этим сделать — всё происходило в районах, где живут иракские курды, — эти территории фактически не контролировались Багдадом. После известной военной операции «Буря в пустыне» 1991 года, когда западная коалиция разгромила армию Хусейна, земли курдов объявили так называемой «бесполётной зоной» и запретили ИРАКСКОЙ правительственной армии пересекать эту условную границу. Конечно, курды не преминули воспользоваться этим.
Как раз в эти годы они фактически начали строить на границах Турции и Ирака своё независимое государство — воплощать вековую мечту народа, пережившего множество войн, нашествий и не раз находившегося на грани физического уничтожения.
  Я приезжал туда несколько раз — центром курдской провинции в Ираке стали такие города, как Эрбиль, Сулеймания, Киркук. Это был единственный район страны, где во время правительства Саддама Хусейна работала сотовая связь, там были свои деньги, свой национальный флаг. Де-факто, как говорится, это уже было государство курдов, но де-юре земля оставалась иракской. А турки приходили туда с карательными экспедициями, преследуя бойцов Рабочей партии Курдистана.

В Турции, как я уже сказал, число жертв необъявленной войны с курдами исчислялось десятками тысяч. Поэтому, когда пришла весть о долгожданном пленении Оджалана, в крупнейших городах страны — таких как Стамбул и Анкара — прошли миллионные манифестации. Женщины в траурных платках шли с портретами сыновей и мужей, погибших от рук курдов, и скандировали: «Пусть Имралы станет могилой для Апо!»
  Этот клич расшифровывается так. Имралы — название КРОХОТНОГО острова в Мраморном море, где из соображений безопасности турецкое правительство решило провести судебный процесс над Оджаланом. «Апо» — подпольная кличка курдского лидера, в переводе С КУРДСКОГО — «дядюшка».
  Ещё манифестанты кричали: «Шахиды не умирают — Родина не делится!» — выражая своё крайне негативное отношение к созданию на турецкой территории курдского государства. Турки ликовали, празднуя свою победу, тем более что она досталась им невероятно дорогой ценой.
Это было потрясающее зрелище, и, работая в таком бурном информационном потоке, я почувствовал большой интерес к истории курдского народа, к положению курдов в разных странах.
Кровавое солнце Курдистана.
    Теперь пора вернуться к Оджалану, его личности и биографии. Турецкая официальная пропаганда называла его не иначе, как убийцей детей и самым кровавым террористом Вселенной. Но миллионы курдов по всему миру были готовы молиться на этого человека как на живого бога и только с ним связывали свои надежды на будущее.
  Абдуллах Оджалан родился в 1949 году в небольшом турецком местечке Омерли в небогатой крестьянской семье. Его детство было типичным для поколения послевоенной Турции. Рано начав работать, он скоро понял, что выбиться в люди можно лишь при наличии образования. Он поступает в училище землемеров и оканчивает его. Потом — учёба на факультете политологии университета Анкары. Ещё в студенческие годы Оджалан приходит к убеждению, что добиться соблюдения даже элементарных человеческих прав в Турции можно только путём вооружённой борьбы. Сходится с левыми, но быстро в них разочаровывается и приходит к идее о создании политической организации принципиально нового типа, которая была бы способна объединить турецких курдов в борьбе за свои права.
   Такую организацию он вместе со своими соратниками основал в 1978 году — ею стала Рабочая партия Курдистана. За короткий период времени РПК становится одной из самых многочисленных курдских партий. Турецкие власти понимают это и объявляют РПК вне закона. ОДЖАЛАН ПРОВОДИТ СЪЕЗД ПАРТИИ, ПОСЛЕ ЧЕГО, по примеру российских большевиков, отправляется в эмиграцию — сначала в Сирию, а потом в Ливан. В этот период и рождается его знаменитое прозвище, ставшее (опять как у российских большевиков) вторым именем — Апо.

Тем временем ситуация в Турецком Курдистане обостряется. Члены парламента непризнанного Курдистана говорили мне во время съёмок фильма, что с 15 августа 1984 года их народ был вынужден взяться за оружие, чтобы защищаться. Этот день СЧИТАЕТСЯ ДНЕМ образования Армии освобождения народов Курдистана. Но НА САМОМ ДЕЛЕ активные боевые действия на юго-востоке Турции начались годом раньше. Их вели против турецких войск и полицейских подразделений курдские боевики, прошедшие подготовку в палестинских лагерях долины Бекаа и получившие практический военный опыт в столкновениях с частями израильской армии. С тех пор боевые действия не прекращались. В 1998 году армия Оджалана насчитывала не менее 15 тысяч хорошо обученных бойцов. Сам он время от времени появлялся в горах, поддерживая и вдохновляя СВОИХ БОЙЦОВ. Надолго нигде не задерживался, опасаясь покушений и захвата, но всегда во время визитов лидера РПК в зону боевых действий турецкие военные аналитики отмечали резкий всплеск активности курдских вооружённых формирований.
  Я уже говорил, что за 15 лет, к началу 1998 года итоги войны выглядели так: 30 тысяч убитых в Турции и Ираке, 9 тысяч уничтоженных населённых пунктов, около 6 миллионов беженцев. Ну и, разумеется, миллиарды долларов, которые потратила Турция, стараясь подавить выступления курдов. При этом турецкое правительство на тот момент по-прежнему не желало признавать курдов народом, называя их либо восточными гражданами, либо горными турками. На курдском языке не было ни газет, ни радио, ни преподавания в школах — до начала 1980-х на нём вовсе запрещалось говорить. В нашем фильме есть жестокие кадры документальной хроники — полицейские избивают дубинками курдских женщин и подростков, разгоняют толпы людей на улицах с применением оружия и газов, топчут ногами упавших, и ещё многое, о чём неприятно и страшно писать.

Сам Оджалан не раз подчёркивал, что самые ценные его кадры — это не бойцы и не подрывники, а партийные работники, функционеры РПК, от них зависит идейное обеспечение борьбы, превращающее её в святое дело, объединяющее курдов в один кулак.
   Такие функционеры действительно много значат в курдском движении, но на самом деле они являются не кем иными, как очень грамотными и высокопрофессиональными разведчиками, многие из которых, кстати, получили блестящее образование в советских военных училищах и академиях. Сами активисты борьбы за курдскую государственность, в том числе и проживающие в России, признавали, что разведка армии Оджалана не похожа ни на одну из разведок мира по своим методам и образу действий. О возможностях этой разведки говорит хотя бы такой факт: в 1997 году курды похитили план наступления турецкой армии — документ, насчитывающий более тысячи страниц текста. Неудивительно, что когда турки (у которых тоже очень сильные спецслужбы) готовились брать Апо, в детали предстоящей операции были посвящены не более десяти высших должностных лиц. Но утечка информации всё равно произошла! Курдский лидер был предупреждён и буквально за день до своей поимки сделал заявление о том, что он заслуживает свободы.
   Но об этих событиях речь впереди.
От Москвы до Найроби.
   Летом 1998 года я полетел в Найроби — столицу Кении, где турецкие спецназовцы взяли курдского лидера. Мне нужно было снять места, где происходила завершающая стадия многоходовой спецоперации. Прежде чем приступить к работе по съёмкам, я окинул мысленным взором события, предшествующие драматическому финалу в Восточной Африке. Они напоминали захватывающий детектив.
   Штаб-квартира Рабочей партии Курдистана долгое время находилась в Дамаске — столице Сирии. Хафез Асад — тогдашний сирийский президент, отец нынешнего лидера страны, попавшего в «арабскую весну», оказывал им определённую поддержку, поскольку они воевали с турками, а у сирийцев с этой страной-соседом отношения традиционно складывались непросто. То есть Асад действовал по принципу: твой враг — мой друг.
    Каждый раз, когда возникало очередное обострение ситуации на турецком юго-востоке, отношения между соседними странами ещё больше осложнялись. И вот настал день, когда Анкара предъявила Дамаску ультиматум — выдать Оджалана. Или хотя бы изгнать штаб-квартиру РПК со своей территории, прекратить покровительствовать лидерам курдских боевиков. Если это условие не будет выполнено — турецкая сторона начнёт боевые действия против Сирии, дело может дойти до полномасштабной войны. Чтобы заявление не выглядело пустой угрозой, к сирийской границе подошло несколько танковых дивизий турецкой армии — как наглядная иллюстрация серьёзности намерений.

Станут ли курды, очередными брошенными "братушками"?
Асад прекрасно понимал, что турки, доведённые до крайнего раздражения действиями курдских вооружённых формирований в своей стране, реально способны на самые решительные шаги. Поэтому он встретился с Апо и сказал ему следующее:
— Если активисты РПК срочно не покинут пределы Сирии, в ближайшие дни следует ждать турецкого вооружённого вторжения. Сирийская армия противостоять такому противнику не в состоянии, поэтому, перейдя границу, турки уже через пять-шесть часов войдут в Дамаск. Не нужно объяснять, что тогда ждёт курдов, которых они захватят в штаб-квартире РПК.
   Абдуллах Оджалан выслушал президента Сирии и согласился с ним. При этом некоторые люди, знакомые с ситуацией, позже утверждали, что Асад советовал лидеру РПК не уезжать из страны, а уйти в горы Курдистана, где найти его будет очень трудно. Но Оджалан решил поступить иначе. Он в тот же день покинул Дамаск. И через несколько часов самолёт с Апо на борту совершил посадку В АФИНАХ. Однако ВЛАСТИ ГРЕЦИИ ПОПРОСИЛИ ЕГО ПОКИНУТЬ ТЕРРИТОРИЮ СТРАНЫ В ТЕЧЕНИЕ ДВУХ ЧАСОВ и отклонили его прошение о политическом убежище. 10 октября 1998 года Абдуллах Оджалан прилетел в Москву самолетом, зафрахтованным греческими спецслужбами....
Из-за дурацкого формата ЖЖ, в очередной раз не смог полностью опубликовать статью.)
Продолжение следует...

Сертификат на никнейм deni_didro, зарегистрирован на http://deni-didro.livejournal.com/

Tags: . Арабы., . Древняя история., Бизнес на крови. Госпереворот., Ближний Восток, ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ, Война всё спишет, Кризис, Новейшая история., Персы., Познавательно., Правда и мифы, Т, Тайны истории., великие люди, революция
Subscribe
promo deni_didro november 15, 2015 10:14 34
Buy for 100 tokens
По мере появления новых мыслей и афоризмов буду добавлять их в данную статью. Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу. У истории короткая память, но длинные руки. Те, кто делают историю, не задумываются, что её ещё предстоит написать. (Т. Абдрахманов.) От жажды умираю над…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments