deni_didro (deni_didro) wrote,
deni_didro
deni_didro

Category:

Прокляты и забыты. Трагедия 2-ой ударной армии.

     Я вечности не приемлю,

    Зачем меня погребли?

    Мне так не хотелось в землю

    с любимой моей  земли.


           М.Цветаева.

     В истории нашей ВОВ есть трагические страницы истории одной армии, подвиги которой поспешили из-за предательства её командующего забыть,  не заметить массовый героизм её бойцов и обвинить их всех в массовой сдаче, вслед за командующим.  И практически сразу же после выхода из окружения в июле-августе 1942 года их стали уничижительно называть - "власовцы". После чего, даже спустя 20-50 лет после войны, воевавшие в 2-ой Ударной армии первого формирования стыдились об этом говорить окружающим и своим родным. Незримым же укором нам, их потомкам, до сих пор остаются десятки тысяч непогребённых бойцов Красной Армии  в волховских лесах.   История эта началась 24 января 1942 года, когда войска 2-ой Ударной армии, начав "Любанскую операцию", прорвали у деревни Мясной Бор 4-х километровый коридор в ширину, в который она и вошла, продвинувшись вглубь на 75 километров, не дойдя 30 километров навстречу войскам Ленинградского фронта для деблокады осаждённого Ленинграда.  После этого, армия находилась в этом мешке до 25 июня, четыре - пять раз окружалась у узкого бутылочного горлышка у деревни Мясной Бор. И ценой невероятных усилий прорывавшегося войсками Волховского фронта снова и снова, правда с каждым разом это горлышко становилось всё же и уже, влияя на снабжение продовольствием и боеприпасами  окружённой группировки. В последний раз сократившись в июне до 200 метров в ширину. Армию надо было вводить ещё в апреле 1942 года, но благодаря оптимистичным рапортам командующего Волховского фронта  К.А.Мерецкова, войска армии не выводили до последнего. Когда 24 июня ловушка окончательно захлопнулась. В окружение попало  около 32 тысяч человек 2-ой ударной армии, а также 15 тысяч  52-ой и 59-ой армий. ( Доклад полковника С.Н.Кресика на Военном совете ВФ 5 июля 1942 г. ЦАМО. Ф. 204. ОП. 4100. Д. 7.).
То есть всего около 50 - ти тысяч человек. Немцы же объявили о взятии в плен, по итогам боёв,  32 759 наших солдат. (Журнал боевых действий 18-ой немецкой армии).             Что не может быть верно, хотя бы по тому, что в конце июня к своим вышло 4,5 тысячи раненных бойцов и 2,5 тысячи целых, но голодных бойцов. Позднее в июле-августе 1942 года к своим вышло ещё около 2000 измученных, голодных и обессилевших бойцов. То есть всего  свыше 9000 человек. Попало точно в плен около 1000 медработников госпиталей разного уровня подчинения, во главе со своим начсанармом военврачом 1-го ранга К.К.Боборыкиным. Около 12000 тяжелораненых лежачих бойцов. Несколько тысяч средне и легко раненных, лежавших в тех же госпиталях и не рискнувших пойти на прорыв из окружения с основной массой бойцов  2-ой Ударной армии. Плюс к тому же, попадание в плен не гарантировало пленным, что они останутся в живых. Вот что например писала в своих воспоминаниях старший лейтенант медслужбы и бывшая фельдшером 16-ой орму 2-ой Ударной армии Н. И. Кузенина. Когда 26-го июня она оставшись одна наткнулась в воронке на 30 человек раненых бойцов. Она оказала им первую медицинскую помощь и сутки носила им воду. Потом подошли немцы, они скомандовали: "Встать, руки вверх!" Встать и подняться из 30 человек смогло только 8. Остальных расстреляли тут же.

        Плюс к тому же, как вспоминают абсолютное большинство выживших, вся та равнина 2 на 2 километра площади, около деревни Мясной Бор. Где происходил основной прорыв окружённых частей  2-ой Ударной армии,  была буквально усыпана, в несколько слоёв, убитыми нашими бойцами. И выжившим приходилось буквально ползти по телам убитых.
         И тут получаются большие не стыковки. Если, по немецким данным получается что она взяли в плен живыми около 33 тысяч человек. А по нашим данным, вышло живыми к своим свыше 9000 бойцов. Из общего количества около 50 тысяч списочного состава трёх армий бывших на 2 июня в окружённых госпиталях и в строю, всего погибло тогда чуть более 8 тысяч человек, что не соответствует даже обычным боевым будням 2-ой Ударной армии за предыдущие полгода боёв, не в таких жесточайших условиях. По неполным данным сборника "Гриф секретности снят. Потери советских Вооружённых  сил в войнах и военных конфликтах." М., 2010 г. за полгода боёв в "Любанской операции" всего погибло 149 838 человек.
    И эти немецкие данные элементарно не соответствует воспоминаниям выживших, и документам ЦАМО списочного состава оставшегося после выхода из окружения. Например, из трёх стрелковых дивизий 46, 259 и 92-ой к концу июня 1942 года вышло к своим всего 381 человек. А ведь к  началу июня   в  этих  дивизиях  оставалось  от  4.5 до 6.5  тысяч человек  в  каждой. Обессилевшие, раненные  люди массово стрелялись, чтобы не попасть в плен к немцам.
          Да и напоследок об ещё одной гнусной байке, что якобы генерал Власов сдался сам и привёл за собою в плен всю свою армию.
   Это мягко говоря не верно. 12 июля около деревни Туховежи генерал-лейтенант А. Власов добровольно сдался в плен. По одной версии, вместе с ним были его начштаба полковник П. Виноградов, позже застреленный в соседней деревне, два политрука, два красноармейца и повариха, а по совместительству его любовница М.Воронова. По другой, он был только со своею любовницей М.Вороновой. Вот эти шестеро, либо одна и составили ту "армию", которая якобы сдалась с Власовым.
   И тем не менее, 2-ая Ударная армия первого формирования, после предательства её командующего, была ошельмована и вычеркнута даже из списков участников обороны Ленинграда. Все бойцы и офицеры, на которых были составлены списки о награждении, начиная с апреля, мёртвые и оставшиеся в живых были оставлены без наград. А многие из тех 2000-ух тысяч, которые вышли позднее, уже в июле и августе вынуждены были пройти через фильтрацию и штрафбаты, так как на них легла тень подозрения в предательстве.
   И тем не менее, и сейчас спустя 72 года после тех событий, все они преданные, оболганные и забытые, но честно отдавшие свои жизни за родину всё так же лежат тысячами, немым укором нам их потомкам, непогребёнными в болотах Новгородчины.
Стихи шофёра автороты, воевавшего там.
П.Шубина.
Крутясь под "мессершмиттами",
С руками перебитыми,
Он гнал машину через грязь
От Волхова до Керести,
К баранке грудью прислонясь,
Сжав на баранке челюсти,
И вновь заход стервятника,
И снова кровь из ватника,
И трудно руль раскачивать,
Зубами поворачивать...
Но-триста штук, за рядом ряд
Заряд в заряд, снаряд в снаряд!
Им сквозь нарезы узкие
Врезаться в доты русские,
Скользить сквозными ранами,
Кусками стали рваными...
И гать ходила тонкая
Под бешеной трёхтонкою,
И в третий раз, сбавляя газ,
Прищурился немецкий ас.
Неслась машина напролом,
И он за ней повёл крылом,
Блесной в крутом пике блеснул
И - раскололся о сосну...
А там...А там поляною
Трёхтонка шла, как пьяная,
И в май неперелистанный
глядел водитель пристально
Там лес бессмертнным обликом
Впечатывался в облако,
Бегучий и уступчатый,
Как след от шины рубчатой.
1942г.
Tags: ВОВ, Военная История., история России.
Subscribe

promo deni_didro 11月 15, 2015 10:14 41
Buy for 100 tokens
По мере появления новых мыслей и афоризмов буду добавлять их в данную статью. Моей Родине, которой я хочу совершенно другую судьбу. У истории короткая память, но длинные руки. Те, кто делают историю, не задумываются, что её ещё предстоит написать. (Т. Абдрахманов.) От жажды умираю над…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments